Главная \ Стихотворения \ Из цикла "Уходит лето..."

Стихотворения

« Назад

Из цикла "Уходит лето..."  23.12.2015 15:38

 

 

 

 

 

Уходит лето...

 

 

Мне было б проще раны врачевать,

Когда б  душа, действительно, остыла. 

Что толку день вчерашний вспоминать?        

Что проку говорить: и это было.

 

Болтать с друзьями о чужих стихах,

О том, что происходит нынче в мире,

О том, что современники – не ах!

О Данте, Соломоне, о Шекспире.

 

И  мне давно уже не до стихов:

Осенним, мокрым, пасмурным рассветом

Под шум дождя, под тихий шёпот снов

Уходит лето... 

 

***

 

 

Уж нет сторожких снов, и нет былого лада

Сердечных наших встреч, желанных жарких битв.

А если Царства Божьего мне без тебя не надо,

Как жить без воздуха и  без святых молитв?

 

Зачем хранить в душе слова твоих признаний?

Сквозь тихий полутон полынного смешка

Не зазвучит оркестр моих воспоминаний.

Что толку, когда нет английского рожка.

                 

               

 ***

 

А мы так и жили от лета до лета: 

Как два бедуина в  толпе городской,

Как в книжке сухие живут горицветы,

Что ты мне когда-то сорвал за рекой,

 

В которой так медленно таяли  струи,

Зеркальной воды не нарушив покой.

И  были чисты и тихи поцелуи

Стеблей камыша с животворной струёй.

 

И жили мы летом, как   в плёсе плотвицы,

Как дикие птицы   на ветках лещин,

Пока крепкокрылых гусей вереницы

Не вырвались в небо из низких ложбин.

 

Они улетали, и вновь облетали

Песчаные отмели и острова…

И я улетала…  Меня провожали

И синь твоих глаз, и реки синева.

 

И снова разлука от лета до лета:

Холодные ночи, морозные дни…

Но книгу открою  – цветут горицветы

Твои  горицветы  – степные огни…

 

   

Память

 

Помню ветер порывистый, вешний,

Что по веткам дубов прошумел.

Да призывно-тревожный, нездешний

Крик  гагарки на  сизом холме.

 

Да ещё изволоки и падины,

Да ковыль седоклокий в пути.

Да боярку и дикую яблоню,

Да негромкое: «Сможешь – прости».

 

 

***

 

Горбатая цапля стоит так спокойно.      

Над водою полёты стрекоз…   

А за дальнею рощицей хвойной                       

Всполох кратких по-летнему гроз.                 

 

Ольха, заплетённая хмелем, светится,            

Перевитая  ломкой лозой.                                  

Здесь когда-то с тобой мы встретились           

Под нарядной, в серёжках, ольхой.                   

 

  

***

 

Мне одиночество, казалось бы, к лицу,        

Душа  моя  покойна,  безмятежна...

Но я от Вас любому письмецу                               

Так рада, хоть  слова  холодно-снежны.

 

Но лето на дворе.   Что ж, Вы, мой  друг,

Так  холодны?  А  кажется, что прежний…       

Мне помнится  тепло  спокойных  рук

И слов сердечных,  неизбывно нежных…

 

 ***

Мелькнуло лето и улетело,

Едины были душа и тело.

 

Звенело небо, в себе скрывая,

Ворота ада, виденья рая.

 

Сияли звёзды, и тёплый ветер,

Кружил в деревьях, срываясь с веток.

 

Но  стало тихо, хрустально тихо…

И где-то в мире проснулось лихо.

 

Остались только как горький сон,                                         

Осокорь чёрный, кукушкин лён.

 

 

 ***

                                                                  Бог всё приводит к добру,  

                                                                     И всё же мы помним об утрате.

                                                                         Клайв Стейплз Льюис. 

Память моя, снова в бессмысленный спор, бесконечный, меня вовлекаешь. Мне безрассудные дни, где была я счастливо-беспечной, ты возвращаешь опять.

Спорить бессмысленно, –- я повторяю, –- не было в жизни моей проливного дождя той любви. 

Клен у развилки дорог, где встречались мы, помнит ли что-то? Ответь мне, жестокая память! Или тот холм, что за городом с нами проснулся и выбежал в степь на рассвете, ждёт ли кого он, как я дни и ночи ждала в то короткое лето?

Знаешь, память, есть вещи на свете, в которые разум поверить не может. Сердце не верило, нет, в то, что он не вернётся однажды. Ветер унёс ли его на закате? Или зной лета и солнца палящего высушил душу его?

Знаешь, казалась вселенная мне и враждебной, и мёртвой, где бы я сердцем его не искала на свете. Не было в мире его ни в конце, ни в начале. Разве его я придумала, или приснилось мне небо, всё золотое от солнца, горящего в нём на заре?

А на холме, что за речкой стоял, глядя в небо, лес, спотыкаясь, по склону от нас убегал прямо к солнцу. Нас он запомнил, скажи?!

Нет нас теперь. И отныне нет для меня ничего, чтоб смогла я не то чтоб любить, но принять. Думала я, что забвенье мне будет спасеньем, и убивала тебя я усилием воли. В небытие я хотела уйти, раствориться, исчезнуть, чтобы ту боль неявленья унять, неприхода его не заметить...  Память моя…

 

 Возвращение.

 

Я больше не могу писать стихи.

Бумаге доверять свои грехи.

Перебирать тревожные листы.

Пускай они останутся чисты.

 

Пусть памяти причудливый узор

Не воскресит твой безнадежный взор

И грустный взгляд усталых нежных глаз.

Когда разлука повенчала нас

 

Настала ночь. Она страшней недуга.

Но снова повстречали мы друг друга

В то лето, где закаты так тихи.

И, как рассвет, рождаются стихи.

    

                     

***

– Закрой глаза, ты так устал,

Ещё твой сон я берегу…

– Люблю другую, –  прошептал, – 

Не жди меня  на берегу...

 

Ты   уплываешь по волнам… 

И парус треплет на ветру…

Но  вопреки твоим словам,

Стою опять на берегу.

 

Вгляжусь в тебя последний раз

И отпущу, упрямый мой.

Как я люблю тебя сейчас...

Как сердце рвётся за тобой…

                                      

 ****

 

«Перезвоню», – сказал вчера.

Не сплю я до рассвета.

А дождик льёт, как из ведра,

Впервые в это лето.

 

Не позвонил. И в первый раз

Плохое настроенье.

И дождик капает из глаз,

И в первый раз – сомненья.

 

И по окну, и по щекам

Льют капли дождевые…

И в первый раз не верю снам,

Где мы вдвоём впервые.

 

  

***

 

Был солнца свет и яркий, и лучистый.

И мы вдвоем с тобою: ты и я.

И этот день, безоблачный и чистый,

Вдруг оправдал всю горечь бытия.

 

 

***

 

 

Твои глаза спросили: "Да?"

Мои глаза сказали: "Да".

А губы прошептали: "Нет".

И ты не понял мой ответ. 

                      

 ***

 

Ну, вот и всё! Прощай. Я ухожу.

И двери за собою  закрываю.

И утром я тебя не разбужу.

И вечером тебе не помешаю.

 

Я нежностью своей не растоплю

Твои невзгоды, боли и обиды.

Наивностью своей не удивлю.

Не попрошу прощенья и защиты.

 

За толщей старых монастырских стен

Я никогда не  вспомню тихий вечер,

Вальс Доги неземной, стихи и свечи,

И глаз твоих тягучий сладкий плен.

 

 

 В Тихоновке.

 

Мы ночи проводили на Царице.

Ты называл меня царицею души.

Ах, как заливисто и звонко пели птицы!

И лилии как были хороши

 

Со стеблями упругими и длинными

В блестящем чёрном зеркале реки.

И небо  – тонкий гобелен старинный -

Свои дарило звёзды – мотыльки

 

Нам,  юным и счастливым.

Казалось, мир был создан для любви…

А утром солнце, дремлющее в ивах,

Сушило на песке следы твои.

 

                    

 * * * 

За тобой, за тобой

Не в цветущий сад  –

Я горелым пойду чернолесьем.

Обернется судьбой,

Отзовется в лад

Лебединый плач в поднебесье. 

 

     Два берега.

Два берега у реченьки,
А реченька одна.
То к правому, то к левому
Бежит её волна. 

На левом берегу она
Зальет песок сухой
И, жажду утолив его,
Вернется на другой.

Омоет камни твердые
На правом берегу,
На левый оглянется
Вздохнувши на бегу.

То в круговерть закружится,
Вся водами полна,
То станет, будто лужица
Вся высохнет она.

            _ _ _ _ _ _

Два берега, два берега,
А реченька одна...