Главная \ Статьи \ От русской поэзии к отчему порогу.

Статьи

« Назад

От русской поэзии к отчему порогу.  18.10.2002 11:41

Мне говорят: пиши о Родине, - как будто можно … не о ней? - эти строки принадлежат современному поэту Г. Горбовскому. Ну, почему именно о родине? Мало, что ли, тем в поэзии!

Можно размышлять над тайнами мироздания, как А. Тарковский. Есть, к примеру, как любил повторять Ю. Левитанский, вечные темы любви и смерти.

Кроме «медитативной лирики», изображающей вселенную и человеческую душу в целом, существует ещё множество направлений в современной поэзии: поэзия «визуальная», рок-поэзия, поэзия второй культуры, эзотерическая… 

Но, начитавшись вволю «высокой» поэзии и «не очень» о своей сопричастности мирозданью, хочется всё-таки испить «материнского молока»: определиться с самим собой, ощутить под ногами твёрдую почву, идентифицировать себя: кто я? Что я? Откуда?

Без национальных устоев, без восстановления исторической памяти, без твёрдых понятий о чести и долге, честности и достоинстве, выработанных сотнями предыдущих поколений, живших на  нашей земле, жизнь становится пустой и бессмысленной. Не на что опереться, не за что ухватиться, чтобы встать, состояться, выстоять в круговерти нынешних событий. Выхваченный из этнической цепочки, отвечающий только за себя, человек чувствует себя неприкаянным в огромном, порой враждебном мире. Взрослый человек!

А что делать ребёнку, подростку, юноше, только определяющему свой вектор жизни, свою систему ценностей? И сколько слов без веры и вдохновения,  слов пустых, не наполненных живым смыслом, не вынесенных из великой сокровищницы сердца человеческого, уже  напечатано сегодня на страницах школьных учебников! 

Поэтому когда сталкиваешься в современной поэзии с исключением: твёрдой гражданской позицией,  определённостью мировоззрения,  устойчивостью идеалов и взглядов, то поневоле  и с превеликим сожалением думаешь: отчего эта поэзия,  русский мир творчества, русская речь, русская тема, русская боль, тревожная совесть, «думы вечные» всё чаще остаются за страницами учебников? А ведь это, по словам В. Распутина, «материнское молоко, продолжающее необходимое кормление с пелёнок…».

Почему мы лишаем своих детей этого «неслыханного счастья – быть русским человеком»?

Говоря о  поэзии, назову имена трёх поэтов, творчество которых, по моему мнению, могло бы занять более достойное место в школьной программе по литературе: это Владимир Костров, Глеб Горбовский и Анатолий Передреев.

У каждого из них своя неповторимая судьба, свой путь в поэзию, творческий дар и своё Слово. Но всех их объединяет одно: мысль о восстановлении   и исторической памяти в сердцах своих соотечественников, глубинная связь с родной землей, любовь к своему Отечеству.

Какие же стихи этих авторов, на мой взгляд, стоило бы включить в школьную программу? Думаю, что это стихотворения Владимира Кострова «Иван не помнящий родства», Глеба Горбовского «Родную землю и камень любит…», Анатолия Передреева «Отчий дом» и «Какие бури в мире просвистели…».

В стихотворении В. Кострова «Иван не помнящий родства» речь идёт о человеке, лишённом памяти. Автор стихотворения называет этот образ страшным, потому что, как говорит поэт, у этого человека ничего нет: Ни огонька, /Ни поля чести, /Ни проливного бубенца. /Ни доброй памяти, / Ни песни, Ни матери / И ни отца/.

Обыкновенные, на первый взгляд, слова, в поэтическом произведении В. Кострова становятся многозначительными, весомыми, а лаконичные строки автора очень ёмкими, создающими почти зримый образ.

Что же видится нам за этими строками? Из многочисленных примет родины поэт отбирает самые дорогие русским людям  архетипы родной земли, символы, наполненные глубоким духовным смыслом: огонёк, поле чести, проливные бубенцы, добрую память, песню….

 Читая начало второй строфы стихотворения В. Кострова, как не вспомнить стихотворение Н. Рубцова «Русский огонёк», в котором беспокойный «скромный русский огонёк», «в предчувствии тревожном» горит для тех, «кто в поле бездорожном от всех друзей отчаянно далёк».

Что же это за поля чести, о которых говорит автор стихотворения «Иван не помнящий родства»?

Ледовое побоище, Куликовская битва, Полтавское и Бородинское сражения,  Сталинградская битва, Курская дуга – поля народной судьбы, поля ратной славы России…

Что значат они для нас? Почему до сих пор в годины испытаний нам слышится призыв наших предков из стихотворения Н. Старшинова «Там, за Непрядвою, за Доном…», обращённый  и к нам,  потомкам:

Братья! Лучше головы  положим,

Но своей земли не посрамим!             

Добрая память... Как многозначна эта метафора! Это и та память, которая, по словам современного русского писателя Владимира Крупина, должна остаться после каждого человека на родной земле, «такая, какую мы заслужим». И та, которая помогает выжить, спасает  человека в трудные минуты жизни у «размытых дорог».

Георгий Васильевич Свиридов - великий русский композитор -  писал: «Часто я вспоминаю свою Родину – Курский песенный край.  Россия была богата песней, курские края -  особенно. До 50-х годов (как я знаю) хранились в памяти народных певиц и певцов, передаваемые изустно, из поколения в поколение дивные, старинные напевы. Как они прекрасны, как они оригинальны, своеобычны, какая радость - слушать их».1

Человеку, лишённому памяти, отказано, по словам В. Кострова, и в этой радости.

В детском возрасте тяжело остаться сиротой. Многих русских поэтов постигла такая участь. Мы знаем, что Николай Рубцов рано остался без родителей, долгое время вёл  бездомную, полуголодную, полную невзгод и лишений    жизнь.

Глеб Горбовский испытал в детстве бремя полного сиротства и беспризорности, постоянной смертельной опасности. Тяжело потерять родителей даже на короткое время. Но не иметь даже памяти о матери и отце? Не приведи, Господь! Никому, даже лютому врагу не пожелаешь такой участи! Задумайтесь: даже растения, чтобы они выросли, были здоровыми, пересаживают с кусочками материнской земли. 

Безмерно жаль человека, лишённого памяти…

Глеб Горбовский признавался, что беды, выпавшие на его долю, детдом, война сделали его подранком.

Но эти же лишения помогли ему стать «патриотом: заставили рано задуматься о хлебе, о жизни и смерти, осознать себя своим на своей родной земле, своим в своём народе, то есть его частицей…»2.

 То же самое происходит и с автором «Русского огонька».

«И буду жить в своём народе», - говорит Николай Рубцов. Какое счастье!

Человек, не помнящий родства, лишён  этого счастья.

 «Тут не увечье, не уродство, / Не тать – рука у топора», - читаем мы строки автора, и вдруг пронзительная, страшная мысль возникает у  нас: «Да как же он не тать, когда он обокрал сам себя, ограбил, лишил самого дорогого, самого ценного, что есть в жизни?!» Человек, забывший свой род, обрубивший свои корни, безусловно, становится уродом, вором, разбойником.  Он калечит себя! Ворует у себя!

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом,  хотя для нас непривычно расположение строк ямбического стиха. Авторская графика придаёт стихотворению особую интонацию, помогает в понимании внутреннего смысла произведения. Особенно это чувствуется во второй строфе стихотворения. Автор использует анафору – повтор созвучий или одинаковых слов в начале стихотворной строки. Каждая строка второй  строфы начинается частицей ни,  придающей отрицательный смысл всей строке. Автор намеренно удлиняет строфу до семи строк, располагая каждый поэтический образ на отдельной строке, чтобы он стал весомей, зримей. Анафора помогает лучше понять и представить, чего лишается человек без памяти. В последних строках стихотворения выражена самая главная мысль автора:

Нет участи твоей печальней,

Иван не помнящий родства.

В этих строках В. Кострова раскрывается   удивительное свойство русской литературы: соединение духовной высоты с человеческой отзывчивостью.

Но почему же всё-таки автор называет этот образ страшным, а не печальным? Думается, что автор не обмолвился. Ведь безродство, забвение   своих исторических  корней, своего прошлого опасно для людей. Оно ожесточает,  убивает в человеке  человека, несёт духовное опустошение.                                       

Тему родной земли продолжает в своих стихах Глеб Яковлевич Горбовский.

Приведу полностью небольшое стихотворение поэта  «Родную землю и камень любит…».

Родную землю и камень любит,

Пичужка, кошка и лютый зверь –

Весной, по молодости, и в холод лютый…

А я люблю её и теперь.

 

Теперь, когда на плечах мозоли

От лямки жизни.…Когда испуг

Во встречных взглядах. И столько боли,

И свищут пули, хоть мир вокруг.

 

Когда мертвеют заводы, пашни,

в чужие страны - исход и бег…

 

В родную землю -  и лечь не страшно.

Страшней – утратить её навек.

Стихотворение – размышления о времени, родине и о себе. В первом четверостишии автор размышляет о любви всего живого к родной земле и говорит о своей любви к ней.  Но уже здесь в первой строфе появляется предчувствие беды.

Оно выражено образами  «холод лютый», «лютый зверь», повторением постоянного эпитета «лютый».

Напряжённость стихотворения усиливается во втором четверостишии, когда мы понимаем, что лирический герой стихотворения огорчён и обеспокоен не только своей личной судьбой, суровым, горьким опытом    прожитой жизни   («на плечах мозоли / От лямки         жизни»).                                 Он переживает чувство глубокой тревоги  за тот разор, который  происходит в его стране, за  своих соотечественников. Неужели они стали бесчувственнее камня, беспамятнее, страшнее зверя лютого?

Читая стихотворение, мы понимаем, что   у лирического  героя была нелёгкая жизнь.

«На плечах мозоли / От  лямки жизни». Простая, на первый взгляд, метафора, но она точно и выразительно  говорит о жизни, как о тяжёлой, почти неподъёмной ноше.

Трагедийность мироощущения лирического героя усиливается оттого, что его личная судьба неразрывно связана с всенародной судьбой, вынесшей все испытания века и не обретшей мира, «хоть мир вокруг».

Мы понимаем, что строки о России – самые сокровенные, выношенные в сердце поэта. В небольшом по своему объёму произведении спрессованы все волнующие современную Россию узловые проблемы. Драматизм образов в стихотворении нарастает: испуг во встречных взглядах, свист пуль, мертвые заводы и пашни, в чужие страны – исход и бег. 

Графический рисунок стихотворения -  медленный, неторопливый слог, который и не прочтёшь-то сразу, как стихи. Нужно сначала найти этот медленный ритм, почувствовать его. В нём удивительно точно сохраняется интонационная естественность речи, размышлений уже немолодого, много повидавшего в жизни человека.

Глубокая тревога за судьбу России  -     основная мысль стихотворения.

Удивительная  бескорыстная самоотверженность лирического героя и неистребимая любовь к своему Отечеству звучат в последних двух строчках стихотворения, и потому   оно не оставляет у читателей чувства обречённости.

Всеохватывающее гражданское чувство проходит через каждую строку  и отзывается болью в сердце поэта. Чувствуется, что дороже этой разорённой, запустевшей, израненной земли ничего нет, и не будет для автора стихотворения, что для него нет  выше счастья -  радоваться счастью родины, болеть её бедами,  жить и умереть в России.

У русского поэта Николая Старшинова  в  стихотворении: «Там, за Непрядвою, за Доном…» есть строки:

Лучше пасть, достойно смерть приемля.

Чем позором жизнь свою сберечь.

Чтобы защитить родную землю,

Мы готовы в землю эту лечь! 3

 

Как похожи строки двух поэтов!

Духовная битва за существование нашего народа, за будущее нашей родины  продолжается и сейчас. Может быть, поэтому со словами поэта Николая Старшинова о защитниках земли русской, о великом ратном подвиге русского народа рефреном перекликаются поэтические строки Глеба Горбовского, написанные о  нашем мирном времени, но звучащие так  же тревожно и жертвенно, как и «полуистлевшие» слова наших далёких предков.

 В одном строю с защитниками нашей родины стоят и русские поэты…

Счастлив человек, если есть у него на свете  его родной дом, отец и мать; земля, где он родился и вырос; природа, одарившая его с детства впечатлениями на всю жизнь; в минуты тревоги и волненья человек всегда будет находить радость и успокоение, черпать силы в воспоминаниях о родных местах -  такова главная мысль стихотворения  А. Передреева «Отчий дом».

У героя этого стихотворения живы отец и мать. Но даже если уже нет родителей на свете, мы всё равно чувствуем  «жгучую, смертную связь» с ними.

Вспомним стихотворение Н. Рубцова «Памяти матери».

Ночью в пургу поэт думает о могиле матери:

Кто там стучит?

Уйдите прочь!

Я завтра жду гостей заветных…

А может, мама?

Может, ночь  -

Ночные ветры?

М. Лобанов, известный критик, писал: «Вы чувствуете, как и вас пронзает это: что это? Кто стучит? Мать, умершая давно, но живущая в памяти как живая, - не она ли там, за порогом, в пурге.… В ветре всё сейчас, вся жизнь человека, память  его о самом родном, вселенная за окном…»4

Велика сила Памяти…

В стихотворении «Какие бури в мире просвистели» А. Передреева осмысливается причина бед, постигших наше Отечество.

Вот это стихотворение: 

Какие бури

В мире просвистели,

Каким железом

Век мой прокричал!..

И вот в душе

Чуть слышно,

Еле-еле

Запел родник –

Начало всех начал.

 

И вот над краем

Дорогим и милым

Кричит петух…

Ах, петя-петушок,

Как вскинуть он старается

Над миром

Свой золотой,

Свой бедный гребешок!

 

Кого зовёт он так

По белу свету,

Как будто знает –

Песнь его слышна, 

И понимает –

Русскому поэту

Нужна земля

И родина нужна.

И вот над краем / Дорогим и милым / Кричит петух… - пишет А. Передреев. Крик петуха, петух – олицетворение утреннего  рассвета, с наступлением которого уходили прочь тёмные силы, исчезала всякая нечисть.

В книге А.Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу», которая воскрешает основы русского мышления и выявляет архетипы, уводящие нас к нашим прародителям, описывается  любопытное предание  о том, как в древние времена Бог послал на землю петуха, «да оплодит он землю». Прилетел петух и  снёс чудесное яйцо, из которого потекли по равнинам реки, вся земля зазеленела, запестрела цветами, наполнилась плодами. И стали люди жить без забот, счастливо, как в раю. Божья птица сидела высоко на небе и каждое утро возглашала людям, когда они должны пробуждаться от сна, когда трудиться, когда отдыхать. Но постоянный крик петуха надоел людям, и они стали молить Господа, чтобы он освободил их от беспокойной птицы. «И вот Божий кочет исчез с неба, и вместе с тем нарушился прежний порядок жизни, настали болезни и насилия. Безумие овладело людьми…».5

Крик петуха в стихотворении А. Передреева становится началом возвращения к прежнему порядку жизни, к своим истокам, к родине, к Богу.

Кого же зовёт  так петушок по белу свету? Всех тех, кто находится вдалеке от родимой земли, кто забыл дорогу к дому,  свои истоки… всех нас …

Услышим ли мы его крик, отзовёмся ли?

Стихи поэтов, о которых шла речь в этой статье, на мой взгляд, объединяет самое главное, без чего не может состояться гражданин своего Отечества и русский поэт - чувство родины, чувство совести, чувство сопричастности судьбам соотечественников и  своей земле. Свойства души русского человека в течение многих веков складывались под влиянием русской литературы.  И я думаю, что заветы русского поэтического слова авторов, речь о которых шла выше, ещё придут в школьные учебники, найдут в душах наших детей живой отклик и послужат им в качестве жизненного образца.

 

Примечания:

 

1. Свиридов Г. Музыка как судьба.  – М.: Молодая гвардия, 2002. – Стр. 352.

2. Горбовский Г. Собр. соч. в семи томах. Том 1. - Санкт-Петербург, Историческая иллюстрация, 2003.   – Стр. 14.

3. Асанов Л. Поля ратной славы. – М.: Современник, 1987. -  Стр. 85-87.     

4. Лобанов М. Страницы памятного. Литературно-критические статьи. – М: Современник,        1988. – Стр. 204.

5. Афанасьев А. Поэтические воззрения славян на природу.  – М.: Современный писатель, 1995. – Стр. 269-270.