Главная \ Статьи \ «Опять журавли взмыли воинским клином…» Тема деревни в творчестве Н. Рачкова

Статьи

« Назад

«Опять журавли взмыли воинским клином…» Тема деревни в творчестве Н. Рачкова  09.07.2013 12:32

                                                                                                                               За кабацкою дверью

                                                                                                                               Позабыли давно,

                                                                                                                               кто такая – Лукерья,

                                                                                                                               что такое – гумно.

                                                                                                                                   Г. Горбовский.

Кто-то сказал, что настоящему поэту подвластно всё: и пространство, и время, и глубина человеческих чувств. Всё это присутствует в поэзии замечательного современного русского поэта Н. Рачкова.

Ключевой темой его поэзии  является тема России.  Одно из лучших произведений, посвящённых теме русской деревни – стихотворение «Овин».

Долгое время оно не вызывало во мне особенных чувств, но вот пришло лето, и  потянуло из городской квартиры в холмистое Задонье.

Там, в одном из дальних хуторов Клетского района, жила родня – тётка мужа. Собрались пораньше с утра и поехали.

В степи – розово-голубое марево:  богородская травка, полевая гвоздичка цветут. Останавливаемся набрать чаборка на чай. Над степным разнотравьем -  гудовень. Только с дороги в степь -  тревожный свист: только что здесь было множество каменных столбиков и  – нет ничего. Любопытные суслики мгновенно прячутся в норки.

В стороне осталась  тихая речушка Лиска, обмелевшая, заросшая камышом. Можно дойти, посидеть на травке, а если повезёт с берегом, то и освежиться; но надо ехать – жара становится нестерпимой. Редко дорогу перед машиной перебежит шальной заяц или лисица, и снова – никого.

Но вот и степной хутор, пустынная улица, знакомый двор, старый тополь у забора, заросли борщевика. Радость встречи… 

Смотрели тёткино «какое уж теперь» хозяйство: кроликов, гусей, уток, кур… Слушали хуторские «такие нынче» новости: уж никого на хуторе не осталось, все, почитай, в город перебрались…

Потом -  душистый травяной чай в прохладном доме, тёткины «теперь уже не то, что раньше»- воспоминания …

Сидишь, слушаешь неторопливый донской гутор о тех счастливых временах, когда летняя жизнь с половины июля и до конца августа была заполнена уборкою и молотьбою хлеба, и когда  все население хутора, и вся живность, даже куры и собаки, перебиралась на гумна, где вовсю шла весёлая молотьба, кипела  трудовая жизнь, радостная забота…

Домой уезжали к вечеру, с гостинцами. Ехали назад мимо  заброшенных в поле разорённых ферм, пустынных гумён. На сердце было сладко и грустно… И вдруг вспомнилось:

Опять журавли взмыли воинским клином…

Стою над заброшенным в поле овином.

Крестьянская жизнь, ты всегда на пределе!

Я помню, как здесь молотилки гудели.

 Как солнце крутилось в полове летучей 

И сердце звенело от радости жгучей.

Кричал бригадир исстрадавшимся людям,

Что все будем с хлебом, что счастливы будем.

 Что горе смогли  одолеть не вчера ли…

И женщины чинно платки поправляли…

И вот он, овин, полусгнивший и лишний,

Скудельный остаток от жизни давнишней.

И сладко, и грустно…  И надо ль пенять,

Что русского чувства другим не понять?..    

Как точно и правдиво, оказалось, выразил в своём стихотворении поэт всё, что увидел когда-то сам, что почувствовали мы в этот вечер…

С точки зрения композиции «Овин»  - это поэтический рассказ лирического героя о встрече его в поле с заброшенной ригой.  Написан он  в форме первого лица.

В стихотворении можно выделить – три части.  Первая часть описывает, как  лирический герой стихотворения стоит над покинутым в поле  овином, летят журавли; вторая – воспоминания о том времени, когда на току кипела работа, была жизнь. Третья часть – снова картина опустевшего овина и описание чувств лирического героя, стоящего над ним.

Главные образы в первой части стихотворения - журавли, поле, овин. Немногие уже сейчас и вспомнят, что овин – этостроенье для сушки хлеба в снопах топкою. В риге обычно идёт и молотьба, выбивание зерна из колоса. 

В поэзии художественный образ создаётся поэтом конкретными языковыми средствами. Их выбор определяет эмоционально- смысловые особенности этих образов и помогает нам  понять художественную идею произведения.

Автор характеризует овин эпитетами «полусгнивший и лишний», «заброшенный в поле», использует, говоря о нём,  перифраз «скудельный остаток от жизни давнишней».

Поэта взволновала и опечалила горькая участь забытой постройки. С первых строк стихотворения возникает и грусть,  и жалость к опустевшему месту, и щемящая боль…

Какое ёмкое определение скудельный нашёл поэт, чтобы передать свою боль от увиденного им овина. Скудельный – значит,глиняный,  непрочный, слабый, хрупкий и ломкий, как скудель. Есть и другие значения у этого слова: тленный, бренный, земной, преходящий.

Но ещё ярче передаёт смысл этого слова, усиливает образ заброшенной постройки существительное скудельница  или скудельня, старинное слово, употребляющееся на севере России и  обозначающее общую  могилу погибших по какому-либо несчастному случаю. Чувствуется, что Н. Рачков видит все эмоционально-смысловые оттенки выбранных им слов и умеет находить те, которые передают самое главное, что хочет сказать своему читателю  художник.

О чём вспомнилось лирическому герою поэтических строк, глядевшему на безлюдную постройку? Какие воспоминания пробудились в нём?

Он задумался о том, что крестьянская жизнь всегда была на пределе человеческих сил и возможностей. А ещё вспомнил поэт, как когда-то на колхозном току «молотилки гудели. / Как солнце крутилось в полове летучей  / И сердце звенело от радости жгучей».

В основе построения стихотворения лежит приём контраста. Грустная и тоскливая картина летящих над старым овином журавлей сменяется радостной атмосферой крестьянского труда, ощущением полноты жизни.

Автору удалось в полной мере передать жизнерадостную, кипучую  атмосферу труда, прежней крестьянской жизни использованием  риторического восклицания: «Крестьянская жизнь, ты всегда на пределе!». Он использует глаголы действия «гудели», «крутилось», «звенело», «кричал», эпитеты «летучей», «жгучей». При помощи этих слов поэт передаёт нам и свои воспоминания, и переживания людей, занятых крестьянским сплочённым трудом.

Вспомнить, насколько тяжёла была  эта крестьянская работа, нам помогают строки  стихотворения и другого поэта, классика К.К. Случевского:

 Стоит народ за молотьбою;

Гудит высокое гумно;
Как бы молочною струею
Из молотилки бьет зерно.

 Как ярок день, как солнце жгуче!

А пыль работы так грузна,
Что люди ходят, будто в туче,
Среди дрожащего гумна.

 Обращает на себя внимание строчка Н. Рачкова: «Как солнце крутилось в полове летучей…». Полова - это  мякина, хлебные плевелы, отвеянная лузга. Насколько ярче, узнав значение этого слова, читатель представляет, как всё это сверкает, блестит, летит, переливается в лучах яркого солнца!

И вот последние снопы свезены с поля и обмолочены. Полные закрома отборного золотого зерна радуют душу, богатый урожай веселит сердце хлеборобов. Какое состояние испытывали селяне во время труда и после окончания его, мы понимаем, прочитав строки:

 И сердце звенело от радости жгучей.

Кричал бригадир исстрадавшимся людям,

Что все будем с хлебом, что счастливы будем.

В словах радость и страдание  - общий корень. Страдание оборачивается радостью. Интересен эпитет жгучая радость. Радость, которая обжигает. 

Отчего же так счастливы люди в нарисованной поэтом картине? Оттого что закончены работы, оттого  что у них будет хлеб. В старину хлеб называли житом. Хлеб – жито, жизнь. Будет хлеб – будет  и жизнь.

Поэт показывает нам в стихотворении и образы женщин-крестьянок:

Что горе смогли  одолеть не вчера ли…

И женщины чинно платки поправляли…

 Описывая крестьянок, автор использовал наречие чинно – «соблюдающий чин, приличие, устав или обычаи общежития, степенный, приличный, пристойный, воздержный».

Интересно в данном контексте слово  одолеть, которое использует поэт Н. Рачков. Одолеть – значит осилить, пересилить, победить, превозмочь, перемочь. Нелегка участь труженицы-крестьянки, сколько трудов надо ей осилить.… Потому и стоит она чинно, с достоинством, осознавая всю важность своего труда. Но в то же время и воздержно, то есть сдержанно, скромно, не кичась сделанным. И в этом  видится простота и  величие русской женщины.

Эти строки стихотворения вызывают  ассоциации с другим поэтическим произведением, и вспоминается давнее:

Есть женщины в русских селеньях

С спокойною важностью лиц…

Но с горечью сегодня мы констатируем тот факт, что Н.Б. Рачков уже не может, как Н.А. Некрасов сказать: «Однако же речь о крестьянке / Затеяли мы, чтоб сказать, / Что тип величавой славянки  / Возможно и ныне сыскать». Не сыскать…  Не осталось в русских деревнях женщин, одни старушки доживают свой век… 

Об этой горькой примете нашего времени  пишет и другой современный русский поэт Г. Горбовский: «Под бабушкой, седая от дождей, / завалинка на улице порожней. / Есть улица, и нет на ней людей, –  / лишь петушок, поющий всё безбожней!».

В последних строках стихотворения лирический герой Н. Рачкова снова возвращает нас  к картине одинокого овина.

И вот он, овин, полусгнивший и лишний,

Скудельный остаток от жизни давнишней.

 Только теперь, говоря о нём, он называет его не просто заброшенным, а ещё и  лишним,  скудельным остатком. Слова скудельный и оскудеть однокоренные. Автор подводит горький итог: овин  обречён на смерть. Уже никогда в нём не будут гудеть молотилки, никогда не будет жита. А значит, и не будет жизни на селе.

Поэтический образ журавлей, взмывших воинским клином, подсказывает нам, что лирический герой прощается со всем, что дорого его сердцу. Журавлиный клин вызывает у автора ассоциации с воинским не случайно: по селу будто война прошла, такой обезлюдевшей, безжизненной стала современная деревня.

И сладко, и грустно.…  И надо ль пенять,

Что русского чувства другим не понять?..  

Отчего же «И сладко, и грустно…»  лирическому герою стихотворения? Думается, оттого что заброшенная в поле постройка, когда-то служившая людям, всё ещё сопротивляющаяся окончательной своей гибели, обречённая на безмолвие, пустынная и безлюдная, до сих пор одухотворёна человеческим присутствием, той, давнишней, происходившей в нём трудной, но счастливой жизнью.

У А.С. Пушкина есть стихотворение «Три ключа», в последних строках его та же двойственность чувства:

Последний ключ – холодный ключ забвенья,

Он слаще всех жар сердца утолит.

О холодном, горьком чувстве забвенья  поэт  говорит, что оно «слаще всех».  То же двойственное чувство встречается нам  и в других стихотворениях поэта Н. Рачкова: «То ль восторг на душе, то ли бездна печали…», «Сколько мук, сколько слёз... Но и радостей много…».

Скудельный остаток крестьянской жизни – овин Н. Рачкова – не просто единичный жизненный факт. В изображении поэта он приобретает глубокое обобщающее значение и  становится образом умирающей русской деревни.