Главная \ Статьи \ «Мне некуда больше спешить…». Размышления над строками стихотворения Е. Блажеевского «По дороге в Загорск».

Статьи

« Назад

«Мне некуда больше спешить…». Размышления над строками стихотворения Е. Блажеевского «По дороге в Загорск».  19.04.2014 07:32

         «Романс и Песня – наиболее распространенные, наиболее любимые виды музыки. Они проникают в самое сердце человека и живут в нём не только как воспоминания, ощущения: они живут в сердце сами, живые, можно вспомнить мелодию, запеть её самому и т.д. В музыкальной среде полупрезрительно называются дилетанты, а на самом деле большие таланты и подлинные мастера, создавшие изумительные образцы искусства, которые живут до сих пор в сердцах тысяч и тысяч людей. «Однозвучно гремит колокольчик», «Вот мчится тройка почтовая», «Соловей мой, соловей», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан». Бытовые приметы, воспетые в этой музыке, например: красный сарафан, ямщицкая тройка, домик – крошечка и т.д., давно уже ушли из жизни, а музыка всё живёт, волнует сердца! Почему? Попытаться ответить! Что самое главное в музыке и стихах, - пишет Г.В.Свиридов в своей книге «Музыка как судьба»1.

Эти слова русского гения можно в полной мере отнести к романсу замечательного певца Александра Подболотова на стихи Е. Блажеевского.

 По дороге в Загорск понимаешь невольно, что осень

Затеряла июньскую удаль и августа пышную власть,

Что дороги больны, что темнеет не в десять, а в восемь,

Что тоскуют поля, и судьба не совсем удалась;

Что с рожденьем ребёнка теряется право на выбор,

И душе тяжело состоять при разладе таком,

Где семейный сонет заменил холостяцкий верлибр,

И нельзя разлюбить, и противно влюбляться тайком.

По дороге в Загорск понимаешь невольно, что время –

Не кафтан, и судьбы никому не дано перешить.

Коли водка сладка, коли сделалось горьким враньё,

Коли осень для бедного сердца – плохая опора…

И слова из романса: «Мне некуда больше спешить»

Так  и хочется крикнуть в петлистое ухо шофёра.

 

На мой взгляд, этот романс как ничто другое наиболее полно соответствует и другим размышлениям Г.В.Свиридова, который писал: «Музыкальное произведение может существовать лишь тогда, когда оно добавляет нечто к стихам… Задача композитора совсем не в том, что бы приписать мелодию, ноты к словам поэта. Здесь должно быть создано органичное соединение слова с музыкой».

Обратимся к содержанию стихотворения. Его персонаж едет в Загорск, где находится драгоценная святыня Русской земли, всемирно известная Троице – Сергиева лавра. Это обитель преподобного Сергия Радонежского, которая на протяжении многих лет занимала главенствующее место среди всех русских монастырей, являясь важнейшим духовным и культурным центром страны. На протяжении столетий туда стремились тысячи паломников. Побывать у Троицы  считалось святой обязанностью каждого православного человека: поклониться гробу Преподобного, приблизиться к праведности и святости Божьего Угодника. Это называлось уйти в Богомолье.

Вот как об этом пишет замечательный русский философ И.А.Ильин: «Богомолье! Вот чудесное слово для обозначения русского духа… Как же не ходить нам по нашим открытым, лёгким, разметавшимся пространствам, когда они сами, с детства, так вот и зовут нас оставить привычное и уйти в необычайное, сменить ветхое на обновлённое, оторваться от каменеющего быта и попытаться прорваться к иному и радостному бытию; отойти странником в новую страну, где по – новому увидеть Бога, и в земном, и в небесах, и, вернувшись в своё жилище, обновить, освятить и его этим новым видением?.. Нам нельзя не странствовать по России, … потому, что сама Россия требует, чтобы мы обозрели её и её чудеса и красоты, и через это постигли её единство, её единый лик, её органическую цельность… Да, богомолье искони было на Руси началом просвещения и духовного очищения. Не только потому, что древние православные монастыри были живыми очагами и праведности, и образованности, но и потому, что русский человек, уходя к святым местам через леса и степи, «уходил» к святым местам своего личного духа, пробираясь через чащу своих страстей и через пустоты своей, религиозно ещё не возделанной души… Однажды приходил миг, когда он постигал, что быт засасывает, как болото … В этот миг душа его просыпалась, как бы откликаясь на неслышный зов. Он постигал, что надо хотя бы на время оторваться, сложить с себя всё и уйти в богомолье, к богомыслию.

Богомолье! Оно выражает само естество России – и пространственное, и духовное.  Это её способ быть, искать, обретать и совершенствоваться»4.

Итак, значит, люди уходили в богомолье, чтобы совершенствовать душу, нравственно возрастать, постигать тайну праведности, смысл жизни.         Что же в стихотворении говорит нам о том, что герой также едет на богомолье, что подтверждает нашу мысль об этом? Лирический герой стихотворения  понимает, что прожил жизнь не так, как хотелось ему, «что судьба не совсем удалась». В его душе разлад, ему тяжело. Его состояние души подтверждают строки «И душе тяжело состоять при разладе таком».

Мы видим, что герой едет в Лавру осенью:  «… осень / Затеряла июньскую удаль и августа пышную власть, / Что дороги больны, что темнеет не в десять, а в  восемь, / что тоскуют поля…».

Каков же возраст героя? Вероятно, это человек на склоне лет. Осень не только в природе. Это ещё и осень жизни героя, когда время упущено, судьба не совсем удалась, и поздно исправить что-то в жизни, и потому «что время – не кафтан, и судьбу никому не дано перешить»; и потому, что годы ушли, а «осень для бедного сердца – плохая опора…».

Все стихотворение – это монолог – размышление героя о своей судьбе, о жизни. В России всегда существовало такое искусство – как голос души, как исповедь души. Такова была русская традиция. Эту традицию продолжает и Евгений Блажеевский. Его размышление  звучит по дороге в Загорск, т.е. уже по дороге к святым местам человек прозревает, духовно очищается и по-новому видит и оценивает поступки, дела, всю свою жизнь.

Обратимся к произведению известного русского писателя И.С.Шмелёва «Богомолье». Герой его произведения также отправляется на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру. Что же видят герой стихотворения Е.Блажеевского и маленький Ваня, герой цикла рассказов И.С.Шмелёва.

В стихотворении мы видим унылую картину осени, которая «затеряла июньскую удаль и августа пышную власть», и поневоле кажется, что автор стихотворения сравнивает осеннюю дорогу в Загорск с дорогой, по которой прошли герои И.С.Шмелёва в июне: «Веселые луговинки полны цветов – самая пора расцвета, июнь – месяц. В мокрой траве, на солнце, золотятся крупные бубенцы, никлые от дождя, пушистые, потрясёшь над ухом – брызгаются… Стоят по лесным лужайкам, как тонкие восковые свечки, ночнушки – Любки, будто дымком курятся – ладанный аромат от них. И ромашки, и колокольчики… Погода разгулялась, синее небо видно. Воздух после дождя благоуханный, свежий. От мокрого можжевельника пахнет душистым ладаном… Блеск, голубое небо – и в этом блеске, в голубизне, высокая розовая колокольня с сияющей золотой верхушкой! Верхушка дрожит от блеска, словно льётся золото. Дальше – боры темнеют. Ровный, сонный как будто, звон»5.

Мы понимаем, что когда И.С.Шмелёв говорит об июне – поре расцвета, он имеет в виду и возраст маленького Вани, когда его душа ещё радуется бытию, и на душе легко и светло, и он чувствует всю несказанную благодать и красоту Мира.

И так же, как и герой стихотворения по дороге к святым местам становится другим и испытывает особенные, новые чувства, заставляющие его задуматься над смыслом жизни, так и герою Шмелёва всё кажется особенным: «Мы на святой дороге, и теперь мы другие, богомольцы. И всё кажется мне особенным. Небо – как на святых картинках, чудесного голубого цвета, такое радостное, мягкая, пыльная дорога, с травкой по сторонам, не простая дорога, а святая: называется – Троицкая. И люди ласковые такие… - будто мы все родные»6.

Те же мысли и чувства посещают и лирического героя стихотворения «По дороге в Загорск». Он осознаёт, что нельзя жить по-прежнему: нельзя лгать, терять семью, «противно влюбляться тайком», не думать о ребёнке, которому дал жизнь…

Прочтем строку стихотворения «где семейный сонет заменил холостяцкий верлибр».  Что же обозначает поэт словами «сонет» и «верлибр»? Сонет – ямбическое четырнадцатистишие из четырех строф. Верлибр – свободный стих; стих, строящийся на интонационно – синтаксической основе, не связанной ни постоянной рифмой, ни определенной метрикой. Эта строка говорит о мастерстве поэта Е. Блажеевского, сумевшего поэтическими терминами показать самую суть семейной, слаженной жизни и одинокой жизни холостяка.

  Стихотворение наполнено грустными, горестными чувствами и размышлениями. Но почему-то оно не оставляет чувство безнадёжности и безысходности.

Прослушав этот романс, мы светлеем душой и надеемся, что у персонажа стихотворения всё будет в порядке. Герой прозревает, потому что он не совсем ещё, не до конца, окаменел и иссох сердцем. В своём «томлении духовной жаждою» он уже близок к покаянию и душевной чистоте, веянию Благодати.

 «Мне некуда больше спешить», - говорит он. И нам верится, что с приездом в святые места он окажется «дома», на родине, где его «душа почувствует себя прощённою и прощающею, примиренною и очистившеюся, где он по-новому увидит всю свою жизнь, весь смысл её, «и, вернувшись в своё жилище, обновит, освятит и его этим новым видением».

Обратимся к последним двум строчкам романса:

 И слова из романса: «Мне некуда больше спешить».

Так и хочется крикнуть в петлистое ухо шофёра.

 У И. Бунина есть рассказ «Петлистые уши». Его герой – убийца, человек, погубивший свою душу, совершивший смертный грех. Герою стихотворения, переживающему тяжелую драму души, возвращение к праведной жизни, хочется кричать о своём прозрении, но шофёр, везущий его в Загорск, глух к его переживаниям, душа его остаётся равнодушной, она утратила благодать, духовные очи его закрыты.

И это тоже заставляет нас задуматься о судьбах людей, об их жизненном пути, на котором каждый человек делает свой выбор.

  

  1. Свиридов Г. Музыка как судьба. – М., 2002. – С.186.
  2. Там же. – С.207.
  3. Там же. – С.81.
  4. Ильин И. Одинокий художник. Статья, речи, лекции. – М. 1993. – С. 128.
  5. Шмелёв И. Сочинения – М, 1989. – С.113.
  6. Там же. – С.75.