Главная \ Статьи \ Из тьмы к свету. Опыт прочтения стихотворения В. Кострова «Какой-то есть ещё запас / В моём обманутом народе».

Статьи

« Назад

Из тьмы к свету. Опыт прочтения стихотворения В. Кострова «Какой-то есть ещё запас / В моём обманутом народе».  10.04.2015 08:46

 Бывает так, читаешь стихи любимых поэтов,  и радуешься: нет стихотворений неудачных, незначительных, легковесных.  Всякий  раз, соприкасаясь с творчеством В. Кострова, Г. Горбовского, В. Макеева, В. Топорова, В. Смирнова, И. Тюленева, Н. Рачкова,  «поэтов, смягчающих сердца, которые осатанели», я испытываю это чувство и невольно думаю, что поэт сродни священнику: то же добровольное мученичество, то же принятие в своё сердце человеческих скорбей, сострадание им. Читаешь и  открываешь новые грани их творчества, поражаешься их простодушию и  пронзительности мироощущения, постоянной внутренней борьбе и неистребимой надежде, глубине мысли и напору жизни, их мужеству и гражданской позиции.

 Бывают в  жизни счастливые моменты, когда вдруг судьба подарит тебе встречу с новым, ещё незнакомым для тебя  поэтом. Такой радостью совсем недавно стало для меня знакомство с творчеством  В. Шемшученко из Санкт-Петербурга и Н. Зиновьевым из Краснодарского края, которые, как немногие из поэтов, томимы духовной жаждой и, продолжая традиции русской литературы,  несут в мир добро и человечность.

Бывает, перечитываешь дорогие твоему сердцу стихи и вдруг открываешь для себя  особенный смысл в небольших по объёму, давно знакомых тебе, и, на первый взгляд, самых обыкновенных, казалось бы, стихах.

Вот и теперь, перелистывая новый сборник В. Кострова, останавливаюсь на стихотворении, перечитав которое, вдруг захотелось проникнуть «сквозь покров замысла» в его «сокровенный смысл».

 Какой-то есть ещё запас

В моём обманутом народе.

Опять свиридовский романс

Звучит в подземном переходе.

Его усохший старичок

На ветхой скрипочке играет.

Как бы за печкою сверчок

Мне сердце сладко забирает.

Не обещает он конец

Моим метаниям и мукам,

Но, как за посохом слепец,

Идёт душа за этим звуком.

Угрюмо движется народ

Среди  грязищи и пылищи…

Не мы, а он нам подаёт.

Не он, а мы душою нищи.

Строки  стихотворения вызваны к жизни впечатлениями поэта от встречи со старым музыкантом в подземном переходе, от его музыки, и размышления-выводы, которые делает поэт в начале и конце своего стихотворения.

 В  его основу автор положил действительный случай, который и послужил материалом для написания стихотворения. Жена поэта Галина Степановна рассказывала, что довольно часто в переходе метро недалеко от их дома в Москве они с мужем слушают игру на скрипке этого старичка-музыканта. Он играет на слух, немного фальшивит, но народ стоит и слушает.

Интересно, что об этом упоминает и А. С. Белоненко, племянник Г. Свиридова:  «Он (свиридовский романс из «Музыкальных иллюстраций» к одноименной повести А.С. Пушкина) стал теперь не то что фольклорным, почвенным, а подпочвенным», - приезжая в Москву, я часто слышу его в переходах метро»1.

Безрадостны  приметы нашего времени, которые с горечью подмечает поэт: нищие в подземных переходах, угрюмый народ, грязь и пыль, а подлинное музыкальное искусство, «душа нации», которое должно звучать (да ведь и звучало когда-то!) в концертных залах и дворцах, теперь очутилось в подземных «катакомбах».  Описывая старика-музыканта, В. Костров использует приём аллитерации, усиливающий художественную  выразительность образа: «усохший старичок» играет на «ветхой скрипочке». Всего две строчки, описывающие облик музыканта, но отчего от них так больно становится сердцу? «Не мы, а он нам подаёт», - скажет в конце стихотворения автор, и так  хочется верить, что «не оскудеет рука дающего».

«Как бы за печкою сверчок / Мне сердце сладко забирает», – пишет В. Костров о своих впечатлениях от романса Г.В. Свиридова. Какое необыкновенно точное слово подбирает поэт! В словаре Ожегова мы читаем: «Забирать – захватывать, зацеплять, врезываться, проникать, одолевать. Забрало его за живое»2. Передавая свои чувства, автор сравнивает звучание музыки  с пением сверчка. На Руси по деревням раньше говорили: «Сверчок поёт, Бога хвалит». Музыка проникает в сокровенные тайники духа, будит в душе лирического героя стихотворения дорогие воспоминания: тепло родного дома, где всё так привычно, близко, дорого, заливается трелью  запечный сверчок... И вот уже «…как за посохом слепец, / Идёт душа за этим звуком». «Посох (читаем в словаре Даля) - это палка путника, странника,  клюка, костыль. То, что помогает преодолеть путь. Существуют выражения: взяться за посох – пуститься в путь. А ещё бывает архиерейский посох, жезл, как знак власти при пасении паствы»3.

Почему же «Идёт душа за этим звуком»? Откуда у этих звуков такая власть?

У Е.А. Боратынского есть стихотворение, написанное им в 1834 году, помогающее отчасти ответить нам на этот вопрос:

Болящий дух врачует песнопенье.

Гармонии таинственная власть

Тяжёлое искупит заблужденье

И укротит бунтующую страсть.

Душа певца согласно излитая,

Разрешена от всех своих скорбей;

И чистоту поэзия святая

И мир отдаст причастнице своей.

 

В этой лирической миниатюре поэт говорит о назначении поэзии, её роли  в жизни человека, её влиянии на людей,  и это помогает нам понять природу другого искусства – музыки. Музыка – это гармония звуков, которым также свойственна «таинственная власть» над душой человека, цель её, по словам Баха, служение славе Божией и освежение духа.

Но почему же тогда в стихотворении Е. Боратынского душа, причастившись поэзии, «разрешена от всех своих скорбей», а в стихотворении В. Кострова  звуки музыки не обещают «конец» его «метаниям и мукам»?

Думается,  это можно объяснить  мировоззрением самого поэта, который «не отрывается от земли, но его земные заботы освещены небесным светом, светом вечности»4, без которого жизнь человека не имеет смысла.

Наверное, ответ на этот вопрос заключается и  в хорошо известном  высказывании христианского писателя второго века Тертуллиана: «Душа по природе христианка». Если она не питается духовной пищей, то наступает тяжёлое хроническое голодание.

Как бы продолжая мысль древнего философа, митрополит Антоний Сурожский говорил, что когда люди обнаруживают в себе внутренний голод по чему-то нематериальному, невидимому, неосязаемому, они питают эту жажду переживанием красоты природы, музыки, поэзии. В них развивается, зреет внутренняя духовная жизнь, но, по словам святителя Феофана Затворника, «не красивости только ищет душа, духом водимая, но выражения в прекрасных формах невидимого прекрасного мира, куда манит её своим воздействием дух»5. Видимо, это свойство человеческой души и отметил В. Костров в своём стихотворении. Творчество человека родственно вере, но только «глаголы предвечного слова - источник покоя и сил».  

Кого же ещё врачует музыка, кроме героя стихотворения?

В стихотворении Е. Боратынского поэзия врачует болящих духом, в стихотворении В. Кострова музыка врачует нищих душой, обманутый народ… Всё тех же болящих духом…

Почему же в начале стихотворения поэт называет свой народ обманутым? Случайно ли это высказывание В. Кострова или  является плодом его долгих раздумий над тем, что происходит с его соотечественниками? В существующей на Руси народной традиции свет всегда был воплощением миропорядка, истинности, красоты, праведности. В былинах и духовных стихах «святорусская» или «светлорусская» земля изображалась как залитое светом открытое пространство.

«Угрюмо движется народ среди грязищи и пылищи…» - пишет автор, и  в стихотворении возникает тема пути человеческого под землёй,  в замкнутом пространстве, без солнечного света.

Слово «угрюмо» обобщённо характеризует народ, уставший от бесконечных трудов и забот, страданий и бед, беспросветных лишений и нищеты, бесконечного страха и подавленности. «Угрюмо», т.е. уныло, мрачно, безрадостно идут люди. Почему? Только ли из-за общественных неустройств? В стихотворении звучит тревога за судьбу русского народа, но совсем по другому поводу.

«Мы душою нищи», - делает вывод В. Костров. Вот в чём наша беда! Не духом – душой!

Нищие духом -  те, кто, имея любовь, милосердие, сердечную чистоту, святую душу, всё же сознают своё несовершенство перед Богом и печалятся об этом. Такие «очищенные сердца могут исправить и общественные неустройства»6. Но чтобы стать нищими духом, надо сначала возрасти душевно.

Душевная же нищета – отсутствие всего, что составляет подлинное богатство: любви, милосердия, чуткости, чистоты сердечной. Почему это произошло с людьми? Отчего они потеряли подлинное богатство души?

Не оттого ли народ обманут, что  мнимые ценности, проповедуемые ему, он принял за настоящие? Ответить на этот вопрос помогают   пророческие строки Ф.И. Тютчева:

Над этой тёмною толпой

Непробуждённого народа

Взойдёшь ли ты когда, свобода,

Блеснёт ли луч твой золотой?

Блеснёт твой луч и оживит,

И сон разгонит и туманы…

Но старые гнилые раны,

Рубцы насилий и обид,

Растленье душ и пустота.

Что гложет ум и сердце ноет…

Кто их излечит, кто прикроет?

Ты, риза чистая Христа…

О том, что в нашем мире утеряны многие жизненно важные ориентиры, рассуждает и сам поэт В. Костров в своем интервью с  Г. Красниковым, говоря, какие сегодня «нравственные ценности» внедряются в сознание людей…  какие «разрушительные процессы происходят в обществе, в  культуре... Это не что иное, как «Власть тьмы…»7

И оттого, что произошла эта подмена,  нарушен миропорядок, из души ушли святыни, ушли свет и радость.

Человек  забыл  «глаголы предвечного слова», и из его сердца уходит самый главный источник жизни – любовь.

Последствия такого состояния человека - печальная  и жуткая реальность современной жизни в системе перевёрнутых координат. В этом состоянии люди доходят до полного безразличия, уныния, до проклятия жизни, до самоубийства. «Здесь, - по словам В. Распутина, - причины эпидемии самоубийств, бездомности, кочевничества, пьянства, болезней и тихих нераскрытых смертей – от ничего, под тоскливый вой души»8.

 И становится понятна  «сокровенная суть» происходящего на наших глазах «В погибающей нашей Отчизне, / Где живущим  свет белый не мил…»9.

Строки многих современных поэтов подтверждают горькие размышления В. Кострова.

«А мы живём и умираем. / В заботах мелочных, в пыли. // В сердцах своих не носим света…»    - пишет о современной реальности  поэт Н. Зиновьев.10

«С чем пришли мы в 21 век…» –

показывает в своих стихах  и другой современный поэт Н. Рачков:

У метро на площади Восстанья,

В переходе бедный человек

На коленях просит подаянья.

Подтверждает перемены, происшедшие  в сознании, жизни людей, отмеченные В. Костровым, и поэт Геннадий Иванов:

Привык народ к безвольному покою,

На всё ему как будто наплевать…11

   А короткое стихотворение поэта В. Шемшученко «Героин» по-будничному страшно иллюстрирует состояние современного общества:

 На мокрый асфальт из окна

 Обрывком распластанной тени

 Обрушилась тишина

 И ветка цветущей сирени.

 

 Приехавший врач простыню

 Набросил на смятое тело.

 В сердцах помянул всю родню…

 Заплакать бы.

 Да надоело12.

 Угрюмое, безрадостное движение народа под землей среди грязи и пыли, «во тьме и тени смертной», где искусственный свет заменил Свет небесный, становится  глубоко символичным  в стихотворении В. Кострова.

   И мы понимаем, что сегодня поэт «на той же высоте, с тою же мерой совестливости, как в годы предельных испытаний, когда мы знали, что «ныне лежит на весах», берёт на себя ответственность свидетельствовать о правде, о времени, о надежде»13.

   А надежда на возможность преображения есть. Это тот «запас. / В …обманутом народе», о котором говорит в начале стихотворения поэт.

   И хочется думать, что это только подземный переход: впереди – Свет.

 

 

Примечания:

 

1. Свиридов Г. Музыка как судьба.  – М.: Молодая гвардия, 2002. – стр. 5.

2. Ожегов С. И. Словарь русского языка. Москва, «Русский язык», 1988, - стр.

3. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. Т.1:А – 3. – М.: ТЕРРА, 1994. – стр. 551.

4. Костров В. Если любишь…Стихи. Поэмы. Переводы. М., 2005, - стр.7.

5. Святитель Лука Крымский (Войно-Ясенецкий). Евангельское злато. Беседы на Евангелие. – М.: Приход храма Святаго Духа сошествия, 2004, - стр.28

6. Священник Лепешинский И. Как помочь блудному сыну.  – М.: Даниловский благовестник. 2005,  - стр. 59.

7. Костров В. Если любишь…Стихи. Поэмы. Переводы. М., 2005, - стр.10.

8. В. Распутин В. Кожемяко В. Последний срок: Диалоги о России. Воскресенье. М., 2006. – стр. 42.

9. Зиновьев Н. Новые стихи.  – М.: Вече, 2005, - стр. 6.

10. Там же, – стр. 13.

11.. Иванов Г. Избранное. Стихотворения. М.: Вече. 2006, - стр. 263.

12. Шемшученко В. Родиной пахнет ковыль. Книга стихов. Санкт-Петербург: Лио редактор. 1999, - стр. 67.

13. Костров В. Если любишь…Стихи. Поэмы. Переводы. М., 2005, - стр. 9.