Главная \ Методические разработки. \ "Осиянное слово" поэта Глеба Горбовского

Методические разработки

« Назад

"Осиянное слово" поэта Глеба Горбовского  23.11.2015 14:05

Ведущий 1.

Часто бывает так, что, слушая какие-нибудь популярные песни, мы не знаем, чьи это слова, кто автор слов. И когда узнаём, то удивляемся: «Надо же!»

На стихи поэта, о котором мы сегодня будем говорить, писали песни В. Соловьёв-Седой, Ст. Пожлаков, Г. Портнов, А. Колкер, А. Морозов.  Их исполняли  Эдита Пьеха, Эдуард Хиль, Вахтанг Кикабидзе, Александра Стрельченко… Он автор знаменитого в своё время полублатного шансона: «У помещенья «Пиво-воды»…». Этот поэт эпатировал Ленинград в далёкие 60-ые, прохаживаясь по Большому проспекту Васильевского острова со своим другом юности в старомодных жилетах и кофтах из довоенных залежей, на спинах у них алели бубновые тузы, а на штанах - вызывающие заплаты.

Ведущий 2

 Он бывал вместе с Бродским у Анны Ахматовой и читал ей свой самодельный сборник «Косые сучья». Величественная Ахматова приняла его благосклонно. Его четвёртую книгу стихов «Тишина» изымали из продаж и уничтожали. Она не устраивала руководителей города, так как было 50-летие революции, а в книге не было ни одного стихотворения, посвящённого этой великой дате. В его послужном списке - более сорока книг, Государственная премия России, орден «Знак почёта» и  многолетняя любовь тысяч читателей в России и за рубежом.

Ведущий 1.

Кто же этот человек? Это один из ярчайших русских поэтов второй половины XX века, да и начала нынешнего (к счастью, он и поныне здравствует) – Глеб Яковлевич Горбовский.

Наверное, есть какая – то закономерность в том, что Глеб Горбовский родился именно 4 октября: ведь третьего – день рождения Есенина. Не стоит, пожалуй, искать параллели, хотя они и сами напрашиваются: нечасто природа – мать посылает миру поэтов, чьё творчество так трепетно, так эмоционально, самим сердцем связано с Россией, с народом. И неслучайно, одна из лучших песен на его стихи - об осени, времени года, в которое он родился.  Она  стала одним из самых популярных и любимых хитов в советское время.

Звучит песня «Пора любви» в исполнении  Э. Хиля (Музыка  Ст. Пожлакова, слова Г. Горбовского).

Ведущий 2

Наверное, есть какая – то закономерность и в том, что Глеб Горбовский стал одним из этих немногих поэтов, которых можно назвать народными. Его судьба – это судьба страны. Её история – это его история. Жизнь и впрямь не обидела его: всем сполна одарила, было, откуда впечатлениям взяться. Родился поэт в Ленинграде в 1931 году.  Его родители  были  учителями  русского языка и литературы. А бабушка по матери была первой коми-писательницей, создавшей национальные учебники, книги по фольклору, переводившей русскую классику на свой родной язык. Они привили ему любовь к книгам. До войны вместе с отцом он познакомился со сказками Пушкина и «Тысяча и одной ночи», «Кавказским пленником» Льва Толстого, «Слепым музыкантом» Короленко, «Гуттаперчивым мальчиком» Григоровича и «Коньком-горбунком» Ершова.

Ведущий 1.

 В 1938 году поэт остался без отца, которого  арестовали по ложному доносу, а  в июне 1941 года война разлучила его и  с матерью. Войну он пережил в оккупации, встретив её  «один на один девятилетним шкетом». Подростком пережил все ужасы войны. После окончания военного лихолетья – детприёмник, детдом, детская исправительная колония, побег из неё – таковы  последствия страшного военного и послевоенного детства. Потом ремесленное училище и – встреча с отцом, отсидевшим восемь лет, получившим поражение в правах, да так и оставшимся учительствовать в заволжской  глуши. Были, опять – таки благодаря отцу, и первые победы: это когда Глеб за один год одолел школьную программу восьми классов. А вот девятый ему сразу закончить не удалось: прямо оттуда был по возрасту призван в армию. Школу – то он потом закончил, уже после армии, но именно в солдатах написал много песен, в том числе и поныне любимые народом «Фонарики ночные», написанные на гауптвахте в г. Череповце, где служил Г. Горбовский.

Звучит песня «Фонарики ночные» (Музыка  А. Морозова, слова Г. Горбовского)   

Ведущий 2.

После армии –  экспедиция: Средняя Азия, Сахалин, Якутия, Камчатка. Несколько лет Г. Горбовский протопал геологическими тропами Дальнего Востока и Камчатки. Он много поездил по белу свету:  от Ферганы до Курил.

Звучит песня «Маме». (Музыка  А. Морозова, на слова стихотворения «Письмо из экспедиции» Г. Горбовского).

Ведущий 1.

В самых лучших страницах своей прозы и стихов поэт воскрешает образ  матери: « …свет мысли, -  писал он, -  возгорается с приобретением   знаний, а свет любви передаётся нам с материнским молоком, с материнской кровью и нежностью. И этот свет не иссякает в человеке до скончания его дней…».

Предвоенные дождики лета,

на Варшавском вокзале цветы!

Я впервые на поезде еду.

Десять дней до Великой Черты.

Провожает меня, задыхаясь

От улыбок и жалобных слёз,

Мама… Мама моя молодая,

Золотой одуванчик волос!

……………………………..

Провожает меня исступлённо,

За окном продолжает бежать…

И уже до последнего стона

Будет в жизни меня провожать.

Ведущий 2.

Но что же послужило толчком к его «уходу в писатели»? Об этом нам рассказывает сам поэт в своей книге «Остывшие следы»:

«Толчком к моему «уходу в писатели» было не только «природное начало» и не столько сельский пейзаж и окающие люди вокруг меня, тогдашнего, но – и, прежде всего! – КНИГА... Осознанная книга. Что содержалась в убогом фанерном учительском шкафу Жилинской начальной школы. В этом шкафу проживали, непостижимые по глубине, бездонные гиганты духа людского: Пушкин, Толстой, Гоголь, Достоевский, Ж.-Ж.. Руссо, Карамзин, Лермонтов, Сервантес, «Священное писание». Пять или шесть десятков книг, но – каких! Сгусток истин и мнений, достойных Вечности».

Когда надломит вас погода жизни бурная,

и вы поникнете, дабы воспрянуть вновь, -

читайте Библию или рассказы Бунина

про лёгкое дыхание и Митину любовь.

Две жизни – вечная и наша, злая, бренная –

тогда обнимут вашу душу крепче сна.

И улыбнётся вам угрюмая вселенная –

звездой надежды – из вечернего окна…

Ведущий 1

«Позднее, даже после того, как в медвежьем углу отцовской школы в Жилине были прочитаны «Война и мир», «Записки охотника» и другая классика, изданная в годы сталинских пятилеток на быстрожелтеющей  газетной бумаге военных и прочих суровых времён, в мои руки попала удивительной добротности и красоты «старорежимная» книга из собрания сочинений Ф.М.Достоевского, а именно – роман «Идиот».

Мелованная бумага, крупный, так и льющийся в душу шрифт, изящнейшие виньетки, заставки… с навеки западающей в память,  ярчайшей тканой узкой ленточкой – закладкой, и всё это дивное сооружение, весомое, солидное и какое-то не от мира сего (мира хлебных карточек, кухонных склок, запаха керосина), обладало терпким, сладчайшим, «духовным» книжным ароматом! Читать такую книгу было наслаждением, вспоминать о ней -  блаженством».

Ведущий 2.

В жизни поэта было время, когда ему приходилось продавать книги (в том числе и несравненного «Идиота») за бесценок перекупщику. То были книги из отцовской библиотеки: полные собрания Чехова, Диккенса, Лескова, Гончарова, Оскара Уайльда, Бальзака, Гёте, Достоевского… Позднее с горечью и болью Г. Горбовский вспоминал, как приходил перекупщик, складывал книги в мешок. Словно слепых котят или щенков, которых затем намеревался топить в воде. Такое было у него осталось  впечатление от расставания с теми книгами.

Ведущий 1.

Старинные книги.

Старинные лёгкие книги

Нетленный  евангельский стих.

В них – дивные смыслы и лики,

Энергия истин благих.

В них – запах безгрешной бумаги,

Одетая в кожу душа.

Не буквенный бисер, а Знаки.

И медных замков сторожа.

Однажды дошло до разлуки, -

 в глазах твоих вызрел протест!

Как трепетно твои руки

их брали - с насиженных мест.

Потом покаянно-нервозно

к машине их нёс не дыша...

И долго ещё — под колеса!

бросалась вослед им душа.

Ведущий 2. 

Сам поэт содержание многих своих стихов называл «сюжетами не из изящных», со свойственным ему мужеством признаваясь, что «Жил …без креста, без оглядки на страх…». Оттого и было вначале у поэта «пристрастие – тащить в стихи всё ущербное, униженное, скорбно-неприглядное, измученное непогодами бытия.

Забытый крест.

Обнаружился он не в кумирне,

Где склоняются Божьи рабы,

А в старинной московской квартире,

В ванной комнате возле трубы.

Приходили друзья и соседи,

Мыли руки, справляли нужду.

И никто этот крест не заметил.

Хоть висел он у всех на виду.

Но однажды с оказией дивной

Этот крест мне вернули друзья.

Года три в обстановке интимной

Провисел он во тьме бытия.

Он вернулся ко мне…

А другие не вернулись.

Хмельной вертопрах –

Их оставил в житейской стихии

Сиротеть на залётных ветрах.

Жил неряшливо, пыльно, дебильно,

Без креста, без оглядки на страх…

Вот и матери крест надмогильный

Затерялся в кавказских горах.

Ведущий 1.

«Вся жизнь моя прошла в труде высвобождения от многочисленных пороков. Познать радость очищения – вот благо, выше которого не поднимается даже радость творческая…», писал Г. Горбовский. Труден был путь очищения от скверны. И вот уже в чистой душе рождаются не блатные песни, не неприглядные строки, не просто стихи – «Осиянное слово!»

Я не перышки чищу, а звуки:

в звуках сердца иссякла весёлость.

Отмываю не деньги, не руки,

-  окровавленный голос.

Хорошо, если чистая нота

вдруг прорежется в хаосе рёва,

словно душу библейское что-то

 навестит... Осиянное  слово!

Голос мой, как ракушками днище

Парохода, оброс - не добраться

до металла! Но гул — уже чище,

словно колокол стал отзываться.

Ведущий 2.

В стихах Г. Горбовского появляются  только ему присущие образность и лаконичность, глубокая человечность и исповедальность, народность и невыразимая выразительность.

Во дни утрат, усилий ложных –                                          

Сыны истерзанной страны                                                    

Взялись построить церковь Божью

На берегу реки Двины.

И каждый плотничал вначале,

В словах нечист и в мыслях груб,

без умиленья и печали,

Как будто ладил банный сруб.

 

Но вот под куполом, венчая

Их труд благой, простёрся крест!

И выдал денежки начальник,

И отпустил до отчих мест.

И, отойдя на расстоянье,

Все оглянулись, как один,

Но не увидели сиянья

И не исчерпали глубин…

 

Но каждый вспомнил почему-то,

Как был он пьян, как бил жену,

Как обманул, посеял смуту,

Разрушил бранью тишину…

Стояли молча. Не молились.

Волос не рвали.… Но на миг –

Все вдруг чего-то устыдились…

Как бы узрели Божий лик!                                                                              

Кадры из кинофильма «Ленинградский проспект» (фрагмент «На поминках»).

Ведущий 1.

Многочисленные страницы прозы и своих стихов  Г.Я. Горбовский посвятил своим друзьям – поэтам-шестидесятникам, писателям, композиторам, художникам… Годы, проведённые на Пушкинской улице, всплывали в его имени как «самые многолюдные, разноголосые, восторженно-обречённые, великодушные, откровенные. Суматошные и одновременно успешные, потому что тогда писались стихи, нужные людям, отвечавшие настроению эпохи…». Житие на Пушкинской поэт считал одним из своеобразнейших факультетов, ведь институтского образования, поэт не получил. Одно из таких стихотворений  -  «Станция Левашёво», он посвятит впоследствии своему другу-художнику Михаилу Кулакову, оформившему поэту два поэтических сборника: «Спасибо, земля» и «Тишина». Последние строки стихотворения  - яркое и образное признание любви поэта к родине. Наверно, только поэт Горбовский  и мог так просто, без ненужного пафоса и так по-русски признаться  в своём чувстве к родной земле.

Ведущий 2.

Две рябины. Жизнь свирепа.

Разум — бестолков.

Матерясь, рисует Небо

Миша Кулаков.

Он снимает здесь пристройку —

будку. Чтобы — мочь!

Он — художник. Он попойку

сочинял всю ночь!

Мир расшатан, холст изжёван;

искренность — игра.

Левашёво — «Блевашёвым»

обозвал вчера.

Он желает мзды, успеха,

женщин — без числа!

Он в Италию уехал.

Вызов нам прислал.

Только мы — семья большая...

Доля... Русь... Христос...

Всё сидим, не уезжаем,

теребим вопрос:

поклоняться нам — желудку

или красоте?

Нa кого оставить будку

и рябины те?

 

Ведущий 1.  «Русская природа, её великолепные неповторимые пейзажи, русская деревня, классическая русская поэзия и просвещённый, талантливый русский учитель-отец – вот подлинный исток моей писательской судьбы, всего лучшего, что я сумел создать за свою долгую жизнь…», - напишет  поэт. И потому уже сейчас многие стихи Г. Я. Горбовского можно смело причислить к разряду классической поэзии.

Не на моих устах печать:

я говорлив! Но — безопасен.

Я предпочел бы помолчать в лесу.

Как в храме. Лес прекрасен.

Сегодня в нем — ни ветерка,

ни птицы взвинченной на ветке.

Молитва каждого листка

слышна — и вряд ли безответна.

Не стукнет капля от дождя,

не рухнет дерево гнилое.

И осень, в кроткий лес входя,

как бы молчит пред аналоем.

Лишь паучок связует нить,

да белка шастает бесшумно.

Ещё не холодно... И жить - 

всё так же хочется безумно.

 

Ведущий 2.

И вот наступает такой в судьбе Г.Горбовского момент-прозрение, кода поэт понимает, что всё, что напишет он «не простится, ни даже – последняя строчка…».

Целую страницу пустую,

куда не ложились чернила,

Я, может быть, чаще бастую,

чем вся безработная сила.

 

Бастую над свежей страницей,

над чистой, как рожица дочки,

Ведь что напишу – не простится,

ни даже – последняя строчка…

Просмотр видеозаписи творческого вечера «Поэт Г. Горбовский», посвящённого 70-летию со дня рождения поэта. Издательство «Творческая иллюстрация».  Санкт-Петербург, 2000 г.  (Фрагменты «Стихотворения в авторском исполнении»)

Ведущий 1.

Кто-то из литературоведов сказал, что нет русского поэта,  - ни великого, ни малого, чьё сердце не согревалось бы мыслями о России. В стихах последних лет национального русского поэта Г.Я. Горбовского звучат удивительная  бескорыстная самоотверженность и неистребимая любовь к своему Отечеству.

Родную землю и камень любит,

Пичужка, кошка и лютый зверь –

Весной, по молодости, и в холод лютый…

А я люблю её и теперь.

 

Теперь, когда на плечах мозоли

От лямки жизни.…Когда испуг

Во встречных взглядах. И столько боли,

И свищут пули, хоть мир вокруг.

 

Когда мертвеют заводы, пашни,

в чужие страны - исход и бег…

 

В родную землю -  и лечь не страшно.

Страшней – утратить её навек.                                                          

Просмотр  фрагмента «Вручение поэту премии «Ладога» (Видеозапись творческого вечера «Поэт Г. Горбовский», посвящённого 70-летию со дня рождения поэта. Издательство «Творческая иллюстрация».  Санкт-Петербург).

Ведущий 2. А теперь давайте предоставим слово самому поэту:

Просмотр фрагмента « Интервью с Г. Горбовским» (Видеозапись творческого вечера «Поэт Г. Горбовский», посвящённого 70-летию со дня рождения поэта. Издательство «Творческая иллюстрация».  Санкт-Петербург).

Ведущий 2.  

Теперь, когда всё меньше сил,                                  

всё круче бережок, -

я в сердце лампу погасил

и свечечку возжёг.

 

Тускнее книжек корешки,

А свет икон видней.

И запьянцовские дружки

Всё реже – в шуме дней.

 

Свеча мертва. Её пенёк

Погас. И страх велик.

Но жив лампадный огонёк!

А с ним – и Божий лик.  

Просмотр фрагмента «Слово о поэте Г. Горбовском» директора Пушкинского дома Н. Н. Скатова». (Видеозапись творческого вечера «Поэт Г. Горбовский», посвящённого 70-летию со дня рождения поэта.

Ведущий 1. Кто-то сказал, что сама жизнь всегда была и остаётся   главным Учителем Г.Я. Горбовского и источником его вдохновения. Так давайте пожелаем поэту долгой, интересной, плодотворной и яркой жизни.

Не спеши уходить       

от меня – от былого.   

Не оборвана нить,

не досказано слово.

Слышишь: благовест вновь

над страной, а не клёкот.

Сядь и душу готовь,

словно пташка, к полёту.

Не спеши и не трусь.

Дай, судьбу долистаю –

и тихонько вольюсь

в журавлиную стаю.

 

 В сценарии использованы:

 1. Кадры из кинофильма «Ленинградский проспект» (фрагмент «На поминках»).

 2. Видеоряд  (фотографии Г. Горбовского).

 3. Фотовыставка «Поэт Г.Горбовский».

 4. Видеозапись творческого вечера «Поэт Г. Горбовский», посвящённого 70-летию со дня   рождения поэта. Издательство «Творческая иллюстрация».  Санкт-Петербург,2000 г.   (Фрагменты «Стихотворения в авторском исполнении», « Интервью с Г. Горбовским», «Вручение поэту премии «Ладога»).

 5. Выставка книг поэта.

 6. Песни:

 Музыка  А. Морозова, слова Г. Горбовского  «Фонарики ночные». 

 Музыка  А. Морозова, слова Г. Горбовского  «Маме». («Письмо из экспедиции»).                   

 Музыка  Ст. Пожлакова, слова Г. Горбовского «Пора любви».

7. Фрагменты  книг и статей:

Г. Горбовский. «Остывшие следы». Записки литератора. Лениздат. 1991.

М. Шикова. Статья «В земную жизнь – по шляпку ввинченный». Газета «Вести». Санкт-     Петербург, от 4.10.2001 г.

Горбовский Г. Собр. соч. в семи томах. Том 1. - Санкт-Петербург, Историческая  иллюстрация, 2003.  

Горбовский Г. Распутица. – Историческая иллюстрация. Санкт-Петербург, 2000.

Горбовский Г. Падший ангел. – М., Эксмо-пресс, 2001.