Главная \ Методические разработки. \ "Из тьмы он вывел женщину на свет..."

Методические разработки

« Назад

"Из тьмы он вывел женщину на свет..."  21.01.2017 20:59

Форма мероприятия: театрализованная постановка.

Цели:

информационно-предметная:  расширение литературного образования обучающихся, предусмотренного программой; 

деятельно-коммуникативная: овладение навыками художественно-эстетической деятельности;

ценностно-ориентационная: усвоение гуманитарного потенциала искусства, формирование мировоззрения обучающихся. 

В основе сценария — тексты произведений И. С. Тургенева: романы «Рудин», «Дворянское гнездо», «Накануне», повесть «Ася», стихотворение в прозе «Порог». 

Музыкальное сопровождение:романс «При дороге ивы, ивушки…» из к/ф «Дворянское гнездо» (автор текста Н. Кончаловская, муз.   В. Овчинникова), романс «Утро туманное, утро седое…» (слова И.С. Тургенева, муз.   А. Абазы),  вальс «Вечерняя звезда» (Йозеф Ланнер). 

В ходе подготовки и проведения мероприятия обучающиеся расширяют свои знания по творчеству И. С. Тургенева,  раскрывают творческие способности (представляют работу в актёрском образе), реализуют  потребности в самовыражении и самосовершенствовании, повышают общую культуру и нравственность. 

Ход мероприятия: 

Современная девушка 1 (с книжкой Тургенева в руках).

Помню, в мае, мы девятиклассницы, готовились к очередному экзамену в школе. Шум весны за окнами мешал сосредоточиться и вносил смуту в наши души. 

Современная девушка 2 (набирая что-то в сотовом телефоне и не отрываясь от него).

Почему бы тебе не сменить причёску? Теперь тургеневские девушки не в моде. 

Современная девушка 1.

Эти  слова своей одноклассницы я теперь всё чаще вспоминаю, глядя на современных девчонок, которые в большинстве своем и понятия не имеют, что это такое - "тургеневская девушка". Оказывается, тургеневская девушка - это состояние души, не зависящее ни от длины волос, ни от фасона платья, ни от времени. "Тургеневская девушка" - это абсолютно русское понятие. Это жертвенность и самоотречение. Чистота и благородство. Удивительно точно это состояние передал поэт Серебряного века Константин Бальмонт: 

Есть в русской природе усталая нежность,

Безмолвная боль затаенной печали,

Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,

Холодная высь, уходящие дали... 

Современная девушка 2.

«Тургеневская девушка» умна, богато одарена, не испорчена светом. Она сохраняет чистоту чувств, простоту и сердечную искренность. В ней нет ни капли фальши и  лицемерия. Она сильна духом и способна к трудным свершениям. 

Ведущий 1.

И всё же,  какая она, тургеневская девушка, что в ней необычного, запоминающегося на всю жизнь? 

Открывается занавес. Одна за другой на сцене появляются девушки. 

Ведущий 2.

Наталья Ласунская. «Глядела внимательно, почти пристально… На лице ее выражалась…  внутренняя работа мыслей… Страсти в ней сильные и характер тоже ой-ой!»

Лиза Калитина. «Взгляд честный и невинный...», «Глаза…светились тихим вниманием и добротой…»

Ася. «Ее большие глаза глядели прямо, светло, смело. Но иногда веки ее слегка щурились, и тогда взор ее внезапно становился глубок и нежен».

Елена Стахова. «Внимательный, немного пугливый, но ясный…взор»... 

Ведущий 1.

Уже только по взгляду можно говорить о героинях, как о чутких, умных, порядочных, добрых  девушках. Героини Тургенева не всегда красивы, но, как говорится, «не ищи красоты, а ищи доброты». 

Ведущий 2.

Елене Стаховой с детства свойственна жажда «деятельного добра».

Ася считает, что «лесть и трусость — самые дурные пороки».

Лиза Калитина «вся проникнута чувством долга», музыкой, любовью к Богу.

Честная, сильная, страстная семнадцатилетняя Наталья Ласунская знает наизусть всего Пушкина. 

Ведущий 1.

Но, наверное, мы никогда не смогли бы понять, красоту и величие тургеневской героини, если бы не любовь в жизни каждой из них.

Вместе с образом «тургеневской девушки» входит в произведения писателя и образ «тургеневской любви». 

Звучит романс «При дороге ивы, ивушки…» из к/ф «Дворянское гнездо» (автор текста Н. Кончаловская, муз.   В. Овчинникова). 

Ведущий 2.

Все тургеневские герои проходят испытание любовью – своего рода проверку на жизнеспособность. И чаще всего победителем в этом испытании бывает героиня. 

Ведущий 1.

Каждая из этих девушек была готова на жертву, но не все герои были способны её принять. 

Ведущий 2.

Наталья Ласунская, героиня тургеневского романа «Рудин» принимает за чистую монету красивую словесную игру главного героя. Она влюбляется в этого “холодного” юношу, который только “прикидывается пламенным”.  Она была готова пойти за своим избранником, куда угодно, отказавшись от комфорта и материального благополучия. Любовь Натальи оказывается сильнее тех чувств, которые испытывает к ней Дмитрий… 

Появляются герои романа «Рудин» Дмитрий Рудин и Наталья Ласунская. 

Ласунская. Дмитрий Николаич, нам время терять некогда. Я пришла на пять минут. Я должна сказать вам, что матушка все знает. Она вчера позвала меня к себе.

Рудин.  Боже мой!  Это ужасно… Что же сказала ваша матушка?

Ласунская. Она не сердилась на меня, не бранила меня, только попеняла мне за мое легкомыслие.

Рудин. Только?

Ласунская. Да, и объявила мне, что она скорее согласится видеть меня мертвою, чем вашей женою.

Рудин. Неужели она это сказала?

Ласунская. Да, и еще прибавила, что вы сами нисколько не желаете жениться на мне, что вы только так, от скуки, приволокнулись за мной и что она этого от вас не ожидала…

Рудин. А вы, Наталья Алексеевна, что вы ей ответили?

Ласунская. Что я ей ответила? – повторила Наталья. – Что вы теперь намерены делать?

Рудин. Вы меня спрашиваете, Наталья Алексеевна, что я намерен делать? У меня голова кругом идет – я ничего сообразить не могу… Удивляюсь, как вы можете сохранять хладнокровие!..

Ласунская. Вы думаете, мне легко?

Рудин. Ваша матушка вас не расспрашивала?

Ласунская. Она меня спросила, люблю ли я вас.

Рудин. Ну… и вы?

Ласунская. Я не солгала.

Рудин. Всегда, во всем благородна и великодушна! О, сердце девушки – это чистое золото! Но неужели ваша матушка так решительно объявила свою волю насчет невозможности нашего брака?

Ласунская. Да, решительно. Я уж вам сказала, она убеждена, что вы … не думаете жениться на мне.

Рудин. Стало быть, она считает меня за обманщика! Чем я заслужил это?

Ласунская. Дмитрий Николаич! Мы тратим попусту время. Я пришла сюда не плакать, не жаловаться,  вы видите, я не плачу,  я пришла за советом.

Рудин. Да какой совет могу я дать вам, Наталья Алексеевна?

Ласунская. Какой совет? Вы мужчина; я привыкла вам верить, я до конца буду верить вам. Скажите мне, какие ваши намерения?

Рудин. Мои намерения? Ваша матушка, вероятно, откажет мне от дому.

Ласунская. Может быть. Она уже вчера объявила мне, что должна будет раззнакомиться с вами… Но вы не отвечаете на мой вопрос.

Рудин. На какой вопрос?

Ласунская. Как вы думаете, что нам надобно теперь делать?

Рудин. Что нам делать? – возразил Рудин, – разумеется, покориться.

Ласунская. Покориться.

Рудин.  Покориться судьбе. Что же делать! Я слишком хорошо знаю, как это горько, тяжело, невыносимо; но посудите сами, Наталья Алексеевна, я беден… Правда, я могу работать, нов состоянии ли вы перенести гнев вашей матери?.. Нет, Наталья Алексеевна; об этом и думать нечего. Видно, нам не суждено было жить вместе, и то счастье, о котором я мечтал, не для меня! Я уеду… Вы утешьтесь…

Ласунская. Вы мне говорите, чтобы я утешилась, я не о том плачу, о чем вы думаете… Мне больно то, что я в вас обманулась… Я прихожу к вам за советом, и первое ваше слово: покориться…

Рудин. Но, Наталья Алексеевна, вспомните… я не отказываюсь от слов моих… только…

Ласунская. Вы спрашивали меня, что я ответила моей матери, когда она объявила мне, что скорее согласится на мою смерть, чем на брак мой с вами: я ей ответила, что скорее умру, чем выйду за другого замуж… А вы говорите: покориться! Стало быть, она была права: вы точно, от нечего делать, от скуки, шутили со мной…

Рудин. Клянусь вам, Наталья Алексеевна… уверяю вас…

Ласунская. Вы так часто говорили о самопожертвовании, но знаете ли, если б вы сказали мне сегодня, сейчас: «Я тебя люблю, дай мне руку и ступай за мной»,  знаете ли, что я бы пошла за вами, знаете ли, что я на все бы решилась? Но, верно, от слова до дела у вас далеко, и вы теперь струсили…

Рудин. Вы слишком раздражены теперь, Наталья Алексеевна, вы не можете понять, как вы жестоко оскорбляете меня. Я надеюсь, что со временем вы отдадите мне справедливость…

Ласунская. Может быть, может быть, вы правы; я не знаю, что говорю. Но я до сих пор вам верила, каждому вашему слову верила… Вперед, пожалуйста, взвешивайте ваши слова, не произносите их на ветер. Когда я вам сказала, что я люблю вас, я знала, что значит это слово: я на все была готова… Теперь мне остается благодарить вас за урок и проститься.

Рудин. Остановитесь, ради бога, Наталья Алексеевна, умоляю вас.  Наталья Алексеевна, вы уходите? Неужели мы так расстанемся?

Ласунская. Боже мой, когда я шла сюда, я мысленно прощалась с моим домом, со всем моим прошедшим, – и что же? кого я встретила здесь? малодушного человека… Вы ли это, вы ли это, Рудин? прощайте… 

Ведущий 1.

Героиню романа И.С. Тургенева «Дворянское гнездо» отличает способность любить глубоко и самозабвенно. Её избранник окажется женатым человеком. Но чистая совесть окажется для Лизы самым важным критерием счастья. Мечтательная и поэтичная, она станет решительной и целеустремленной, когда это потребуется в суровой и жестокой жизни.

Появляются герои романа «Дворянское гнездо» Лиза Калитина и Фёдор Лаврецкий.

Лаврецкий. Вот как мы должны были увидеться, 

Лиза. Да, мы скоро были наказаны.

Лаврецкий. Наказаны.  За что же вы-то наказаны?

Лиза. Вы мне написали: все кончено,  да, все кончено – прежде чем началось.

Это все надо забыть,  я рада, что вы пришли; я хотела вам написать, но этак лучше. Нам обоим остается исполнить наш долг. Вы, Федор Иваныч, должны примириться с вашей женой.

Лаврецкий. Лиза!

Лиза. Я вас прошу об этом; этим одним можно загладить… все, что было. Вы подумаете – и не откажете мне.

Лаврецкий. Лиза, ради бога, вы требуете невозможного. Я готов сделать все, что вы прикажете; но теперь примириться с нею!.. Я согласен на все, я все забыл; но не могу же я заставить свое сердце… Помилуйте, это жестоко!

Лиза. Я не требую от вас… того, что вы говорите; не живите с ней, если вы не можете; но примиритесь,  Вспомните вашу дочку; сделайте это для меня.

Лаврецкий. Хорошо,  это я сделаю, положим; этим я исполню свой долг. Ну, а вы – в чем же ваш долг состоит?

Лиза. Про это я знаю.

Лаврецкий. Уж не собираетесь ли вы выйти за Паншина? 

Лиза. О нет! 

Лаврецкий. Ах, Лиза, Лиза!  как бы мы могли быть счастливы!

Лиза. Теперь вы сами видите, Федор Иваныч, что счастье зависит не от нас, а от Бога. Я… я хочу... Я хочу идти в монастырь.

Лаврецкий. Опомнитесь, что Вы это, бог с Вами.

Лиза. Нет, не говорите так; я решилась, я молилась, я просила совета у Бога; все кончено, кончена моя жизнь… Такой урок нам недаром; да я уж не в первый раз об этом думаю. Счастье ко мне не шло; даже когда у меня были надежды на счастье… Я все знаю, и свои грехи, и чужие, и как папенька богатство наше нажил путём неправедным; я знаю все. Все это отмолить надо. Не удерживайте меня…

Лаврецкий. Лиза, – неужели мы расстаемся навсегда, сердце мое разрывается,  дайте хоть мне вашу руку на прощание.

Лиза. Нет,  Лаврецкий не дам я вам моей руки. К чему? Отойдите, прошу вас. Вы знаете, я вас люблю… да, я люблю вас,  но нет… нет.

Лаврецкий. Неужели вы мне не скажете больше ни одного слова?..

Лиза. Федор Иваныч, вот вы теперь идете возле меня… А уж вы так далеко…  далеко от меня. И не вы одни, а…

Лаврецкий. Договаривайте, прошу вас!  что вы хотите сказать?

Лиза. Довольно, прощайте. Не идите за мной.

Лаврецкий. Лиза.,. 

Лиза. Прощайте, прощайте! 

(Лиза уходит, Лаврецкий уходит  следом) 

Звучит романс «Утро туманное, утро седое…» (слова И.С. Тургенева, муз.   А. Абазы) 

Ведущий 2.

Героиня тургеневской повести «Ася» впервые в своей жизни сталкивается с настоящим чувством. Ее манят романтические дали, она жаждет деятельности и уверена, что «прожить не даром, след за собой оставить», а также совершить «трудный подвиг» по силам каждому человеку. Н.Н. представляется ей необыкновенным человеком. Настоящим героем. Любовь окрыляет героиню, придаёт ей новые силы, внушает веру в жизнь. Но она ошибается. Тот, кого она приняла за героя, на деле не был им. Герой тургеневской повести «Ася» слаб и боится ответственности. Н.Н. оставляет юную девушку. Первая любовь героини оказывается несчастной. 

Появляются герои повести «Ася»: господин Н. и Ася. 

Ася. А знаете ли вы, о чём я мечтаю? Пойти куда-нибудь далеко, на молитву, на трудный подвиг. А то дни уходят, жизнь уйдет, а что мы сделали?

Господин Н. Вы честолюбивы, вы хотите прожить недаром, след за собой оставить...

Ася. А разве это невозможно?

Господин Н. (задумчиво) Попытайтесь.

Ася (потупилась и засмеялась). Ну, рассказывайте же, рассказывайте или прочтите что-нибудь, как, помните, вы нам читали из “Евгения Онегина” (вполголоса)

Где нынче крест и тень ветвей
Над бедной матерью моей!

Господин Н. У Пушкина не так.

Ася. А я хотела бы быть Татьяной. Рассказывайте!

Господин Н. (тихо) Посмотрите, как хорошо!

Ася.  (так же тихо) Да, хорошо! Если бы мы с вами были птицы, как бы мы взвились, как бы полетели... Так бы и утонули в этой синеве... но мы не птицы.

Господин Н. А крылья могут у нас вырасти.

Ася.  Как так?

Господин Н. Поживете – узнаете. Есть чувства, которые поднимают нас от земли. Не беспокойтесь, у вас будут крылья.

Ася.  А у вас были?

Господин Н. Как вам сказать... Кажется, до сих пор я еще не летал.

Пауза. Ася задумалась.

Ася.  Умеете ли вы вальсировать?

Господин Н. Умею.

Ася. Так пойдемте, пойдемте... Я попрошу брата сыграть нам вальс... Мы вообразим, что мы летаем, что у нас выросли крылья.

(Ася убегает, он уходит следом). 

Участники литературно-музыкальной композиции танцуют вальс (Йозеф Ланнер Вальс «Вечерняя звезда»). 

Ведущий 1.

Высшим идеалом самопожертвования можно назвать Елену Стахову из романа «Накануне», полюбившую болгарина Дмитрия Инсарова. Инсаров борется за освобождение Болгарии от турецкого ига. Восхищенная величием и грандиозностью этой цели, Елена не сможет остаться равнодушной к благородству души молодого болгарина и, став его женой, вместе с ним будет вести  борьбу за освобождение его родины. Этому делу его жизни она посвятит всю свою жизнь. 

Появляются герои романа «Накануне».  Елена Стахова и Берсенев. 

Елена. Скажите,  между вашими товарищами были замечательные люди?

Берсенев. Нет, Елена Николаевна, сказать вам по правде, не было между нами ни одного замечательного человека. Да и где! Было, говорят, время в Московском университете! Только не теперь. Впрочем,  я должен оговориться. Я знаю одного студента, — правда, он не моего курса, — это действительно замечательный человек.

Елена. Как его зовут? 

Берсенев. Инсаров, Дмитрий Никанорович. Он болгар.

Елена. Не русский?

Берсенев. Нет, не русский.

Елена. Зачем же он живет в Москве?

Берсенев. Он приехал сюда учиться. И знаете ли, с какою целью он учится? У него одна мысль: освобождение его родины.

Елена. Он говорит по-русски?

Берсенев. Как мы с вами. Турецкое правительство преследовало его на родине, и он, вероятно, в эти два года подвергался большим опасностям; я раз увидел у него на шее широкий рубец, должно быть, след раны; но он об этом говорить не любит. Он в своем роде молчальник. Я пытался его расспрашивать — не тут-то было. Он ужасно упрям. Он приехал в Россию, в Москву, с намерением получить образование, сблизиться с русскими, а потом, когда он выйдет из университета…

Елена. Что же тогда? — перебила Елена.

Берсенев. А что Бог даст. Мудрено вперед загадывать.

Елена. Вы очень заинтересовали меня своим рассказом.  Каков он из себя, этот ваш, как вы его назвали… Инсаров?

Берсенев. Как вам сказать? Да вот вы сами его увидите (Уходит).

Елена. Освободить свою родину!  Эти слова даже выговорить страшно, так они велики. 

Сцена из романа «Накануне». Елена Стахова и Дмитрий Инсаров. 

Стахова. Дмитрий Никанорович! 

Инсаров. Вы! вы здесь! 

Стахова. Вы шли от нас? 

Инсаров. Нет… не от вас.

Стахова. Нет?  Так-то вы держите ваши обещания? Я вас ждала с утра.

Инсаров. Я вчера, вспомните, Елена Николаевна, ничего не обещал.

Стахова. Вы, стало быть, хотели уехать, не простившись с нами?

Инсаров. Да.

Стахова. Как? После нашего знакомства, после этих разговоров, после всего… Стало быть, если б я вас здесь не встретила случайно, так бы вы и уехали, и руки бы мне не пожали в последний раз, и вам бы не было жаль?

Инсаров. Елена Николаевна, пожалуйста, не говорите так. Мне и без того невесело. Поверьте, мое решение мне стоило больших усилий. Если б вы знали…

Стахова.  Я не хочу знать, зачем вы едете… Видно, так нужно. Видно, нам должно расстаться. Вы без причины не захотели бы огорчить ваших друзей. Но разве так расстаются друзья? Ведь мы друзья с вами, не правда ли?

Инсаров. Нет.

Стахова.  Как?.. 

Инсаров. Я именно оттого и уезжаю, что мы не друзья. Не заставляйте меня сказать то, что я не хочу сказать, что я не скажу.

Стахова. Вы прежде были со мной откровенны.  Помните?

Инсаров.Тогда я мог быть откровенным, тогда мне скрывать было нечего; а теперь…

Стахова.  А теперь? 

Инсаров. А теперь… А теперь я должен удалиться. Прощайте.

Стахова. Ну, прощайте, Дмитрий Никанорович,  но по крайней мере, так как мы уже встретились, дайте мне теперь вашу руку.

Инсаров. Нет, и этого я не могу.

Стахова. Не можете?

Инсаров. Не могу. Прощайте.

Стахова. Погодите еще немножко.  Вы как будто боитесь меня. А я храбрее вас. Я могу вам сказать… хотите?.. отчего вы меня здесь застали? Знаете ли, куда я шла?

Я шла к вам.

Инсаров. Ко мне?

Стахова. Вы хотели заставить меня сказать, что я вас люблю,  вот… я сказала.

Инсаров. Елена!  Так ты пойдешь за мною всюду?

Стахова. Всюду, на край земли. Где ты будешь, там я буду.

Инсаров. И ты себя не обманываешь, ты знаешь, что родители твои никогда не согласятся на наш брак?

Стахова. Я себя не обманываю; я это знаю.

Инсаров. Ты знаешь, что я беден, почти нищий?

Стахова. Знаю.

Инсаров. Что я не русский, что мне не суждено жить в России, что тебе придется разорвать все твои связи с отечеством, с родными?

Стахова. Знаю, знаю.

Инсаров. Ты знаешь также, что я посвятил себя делу трудному, неблагодарному, что мне… что нам придется подвергаться не одним опасностям, но и лишениям, унижению, быть может?

Инсаров. Знаю, все знаю… Я тебя люблю. 

Елена Инсарова пишет письмо. 

Елена. Милые мои родные, я навсегда прощаюсь с вами. Вы меня больше не увидите. Вчера скончался Дмитрий. Все кончено для меня. Сегодня я уезжаю с его телом в Зару. Я его схороню, и что со мной будет, не знаю! Но уже мне нет другой родины, кроме родины Дмитрия. Там готовится восстание, собираются на войну; я пойду в сестры милосердия; буду ходить за больными, ранеными. Я не знаю, что со мной будет, но я и после смерти Дмитрия  останусь верна его памяти, делу всей его жизни. 

Ведущий 2.

Я вижу громадное здание. 
В передней стене узкая дверь раскрыта настежь; за дверью — угрюмая мгла. Перед высоким порогом стоит девушка... Русская девушка. 
Морозом дышит та непроглядная мгла; и вместе с леденящей струей выносится из глубины здания медлительный, глухой голос.

Выходят все участники спектакля.   

Голос.  О ты, что желаешь переступить этот порог, знаешь ли ты, что тебя ожидает?

Девушка.  Знаю.
Голос.  Холод, голод, ненависть, насмешка, презрение, обида, тюрьма, болезнь и самая смерть? 
Девушка.  Знаю. 
Голос. Отчуждение полное, одиночество? 
Девушка. Знаю... Я готова. Я перенесу все страдания, все удары. 
Голос. Не только от врагов — но и от родных, от друзей? 
Девушка. Да... и от них. 
Голос. Хорошо. Ты готова на жертву? 
Девушка. Да. 
Голос. На безымянную жертву? Ты погибнешь — и никто... никто не будет даже знать, чью память почтить!..

Девушка. Мне не нужно ни благодарности, ни сожаления. Мне не нужно имени…

Голос. Знаешь ли ты,— заговорил он, наконец,— что ты можешь разувериться в том, чему веришь теперь, можешь понять, что обманулась и даром погубила свою молодую жизнь? 
Девушка. Знаю и это. И все-таки я хочу войти.

Голос. Войди! 
Голос. Дура!

Все участники спектакля. Святая.