Главная \ Методические разработки. \ «Да святится имя Твое…». Тема любви в рассказе А.И. Куприна «Гранатовый браслет».

Методические разработки

« Назад

«Да святится имя Твое…». Тема любви в рассказе А.И. Куприна «Гранатовый браслет».  15.06.2014 11:14

Тема: «Да святится имя Твое…» Тема любви в рассказе А.И. Куприна "Гранатовый браслет". Итоговый урок.

Цели:

– проверить и закрепить знания  обучающихся по творчеству А.И. Куприна;

– совершенствовать навыки анализа произведения, выразительного (художественного) чтения;

– подвести обучающихся к  ответу на главные вопросы рассказа и современной действительности.

Тип урока: творческий, когнитивный.

Вид урока: урок-состязание.

Оборудование: фломастеры, цветная бумага, листы с критериями оценки конкурсов для жюри, предметы-художественные детали, памятки «Синквейн».

Методические приёмы: групповая работа, аналитическая и обобщающая беседа, анализ эпизодов, комментарии учителя, творческая работа (поиск решения проблемы и раскрытие проблемного вопроса), театрализация, составление синквейна.

Запись на доске:

1) Эпиграф к уроку: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1-ое Коринфянам 13:4-7).

2) Проблемный вопрос: «Куприн пропел Гимн любви через личность благородного человека, обладателя тонкого душевного мира,  или он показал ущербность большого чувства, неспособного реализоваться во всей полноте вследствие «дыхания пошлости  окружающего мира»?

Межпредметные связи: история, мировая художественная культура.

Опережающее индивидуальное домашнее задание:

1) Придумать  название и девиз команды, соответствующей теме урока.

2) Подготовить инсценировки ключевых эпизодов рассказа.

3) Подготовить выразительное (художественное) чтение стихотворений о любви (по выбору обучающихся)

Ход урока:

I. Объявление темы и целей урока.

Слово учителя:

Дорогие ребята сегодня мы проводим  урок по теме «Да святится имя Твое…». Это  итоговый урок по рассказу А.И. Куприна «Гранатовый браслет». Сегодня мы попробуем в  своеобразном состязании двух команд исследовать тему любви на примере  жизни главных героев данного произведения.

II. Повторение изученного. Аналитическая беседа.

Вопрос:

Как вы думаете, ребята, почему в русской литературе тема любви – одна из самых главных?

Предполагаемый ответ:

В русской литературе тема любви – одна из самых главных, потому  что в любви человек  раскрывается  со всей полнотой как существо духовное. Освобождается от эгоизма, гордыни, себялюбия,  поднимается над собой, над своим  (по  слову Достоевского) «внешним человеком».

Вопрос:

Назовите самую главную  примету настоящей любви в жизни каждого человека.

Предполагаемый ответ:

Бескорыстие, отсутствие мелочного расчета, зависти, тщеславия.

Вопрос:

Назовите произведения русской классической  литературы, в которых герои проверяются любовью, проходят испытания этим чувством. Все ли герои выдерживают это испытание?

Предполагаемые ответы:

1) И.С. Тургенев «Отцы и дети». Евгений Базаров.

2) М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени». Автор  трижды проводит  своего героя Печорина через испытание любовью (Вера, княжна Мэри, Бэлла).

3) А.Н. Островский. «Гроза».  Тихон Кабанов.

4) А.С. Пушкин. «Евгений Онегин». Татьяна Ларина. Евгений Онегин.

5) Ф.М. Достоевский. «Преступление и наказание». Сонечка Мармеладова.

6) Л.Н. Толстой. «Война и мир». Наташа Ростова.

7) А.С. Пушкин. «Капитанская дочка». Маша Миронова.

Вопрос:

Какие поэтические  строки вы можете вспомнить, где говорится о настоящей любви?

Предполагаемые ответы:

1) А.С. Пушкин. «Я вас любил, так трепетно, так нежно, / Как дай Вам Бог любимой быть другим».

2) В. Маяковский.  «Дай хоть  последней нежностью выстелить твой уходящий шаг…».

3) Р. Рождественский «Благодарю тебя, за то,  что по судьбе прошла, за то, что для другого сбудешься, за то, что ты была  навек и не забудешься!»

4) М. Цветаева «И за то, что с язвами мне принес ладонь, эту руку  сразу  же за тебя – в огонь»

5) И. Аненнский. Стих. «Среди миров в мерцании светил…»

Слово учителя:

Да, все эти строки говорят о высшем  человеческом качестве – бескорыстии. Лирический герой со смирением принимает все, что посылает ему судьба: не проклятья, не ропот, а благодарность за то, что  это чудо Божье – любовь –  было в его жизни!

Вопрос:

Почему  в качестве эпиграфа к нашему уроку мы взяли строки из Евангелия?

Предполагаемый ответ:

В качестве эпиграфа к уроку мы взяли строки из Евангелия потому, что выше Евангельских  строк ничего нельзя  придумать, здесь вся глубина и полнота на вопрос:  «Что есть любовь?».

Слово учителя:

Когда-то  Л.Н. Толстой в романе «Война и мир»  подчеркнул: «Есть лишь одна мера хорошего или дурного – мера, данная Христом». Постараемся же и мы этой мерой  объективной истины измерять сегодня поступки героев Куприна, иначе можно легко заблудиться в критериях, определяющих  добро и зло.

Вопрос:

Тема любви  занимает  большое место в творчестве Александра Ивановича Куприна. Какие  произведения о любви у Куприна вы можете назвать?

Предполагаемый ответ:  

«Олеся», «Суламифь», «Поединок», Блаженный», «Гранатовый браслет».

III. Состязание.

Слово учителя: «Гранатовый браслет»–  самое известное  произведение о любви  у А.И. Куприна. К. Г. Паустовский назвал этот рассказ «одним из  самых благоуханных и томительных рассказов», но  это не только  самое известное, но и самое противоречивое произведение Куприна. Мы начинаем наше состязание,  и сегодня победят самые внимательные читатели, та команда, у которой хватит аргументов и фактов, чтобы отстоять свою точку зрения и ответить на  центровой вопрос рассказа, вокруг которого разворачиваются  не одно десятилетие споры среди литературоведов и читателей. Это вопрос, касающийся чувства главного  героя рассказа «Гранатовый браслет».

      Давайте прочтем вопрос: «Куприн пропел Гимн любви через личность благородного человека, обладателя тонкого душевного мира  или он показал ущербность большого чувства, неспособного реализоваться во всей полноте, вследствие «дыхания пошлости, окружающего мира»? На этот вопрос мы должны ответить в конце урока.

Ход состязания

Представление жюри.

1-ый конкурс «Приветствие команд» (Девиз и название).

1 команда

Название: «Горячие сердца»

Девиз:

«Нам любовь не рай да кущи

Нам любовь гудит про то,

Что опять в работу пущен

Сердца выстывший мотор…»

                          В.В. Маяковский

2 команда

Название: «Любовь»

Девиз:

От забвенья – защита, 
от лжи и неверья – броня… 
Если её не будет, 
не будет меня! 

                       Вероника Тушнова

2-й конкурс. «Художественная деталь».

Слово учителя:

Итак, каждая команда приготовила команде противников по шесть художественных деталей-предметов. Та команда, которая получает предмет, должна  сказать,  кому он принадлежит и какую роль  играет в рассказе, т.е. вы должны доказать, что это не просто предмет, а художественная деталь.

Предметы, приготовленные 1-ой командой:

1) Календарь с датой   17-ое сентября.

2) Георгин.

3) Грушевидные  серьги из жемчужин.

4) Альбом с рисунками и историями.

5) Телеграфные пуговицы и флакон со слезами.

6) Записная книжка-молитвенник.

Предметы, приготовленные 2-ой командой:

1) Трость-посох.

2) Гранатовый браслет.

3) Письмо-восьмиугольник.

4) Записка, носовой платок, программка художественной выставки.

5) Газета с сообщением о смерти Желткова.

6) Красная роза (розовое масло, лепестки роз, две розы: розовая и карминная).

Предполагаемые ответы студентов в Приложении 1.

3-ий конкурс – домашнее  задание «Театральные миниатюры».

Каждая команда  показывает по три  сцены-эпизода из рассказа «Гранатовый браслет»:

Сцена 1. «Встреча сестер».

Сцена 2. «Письмо таинственного поклонника».

Сцена 3.«Княгиня Вера и влюбленный телеграфист».

Сцена 4. «Разговор Веры с   генералом Аносовым о любви».

Сцена 5. «Князь Николай Николаевич и князь Василий Львович  у Желткова».

Сцена 6. «Княгиня Вера читает письмо Желткова после его смерти».

Тексты сцен в Приложении 2.

IV. Показ видеофрагмента  «Вера и Желтков» из к/ф «Гранатовый браслет», 1964 г. Реж. А. Роом.

V. Итоговая беседа:

Слово учителя:

Почти все рассказы о любви Куприн сочинял в эпоху (это начало 20-го века), очень похожую  на нашу. А. Толстой, современник А.И. Куприна,  писал о ней так: «То было время, когда любовь  считалась пошлостью,  девушки стыдились  своей невинности, супруги скрывали свою верность, люди выдумывали пороки, чтобы  не быть пресными и  следовали этим порокам, это было время поругания женщины и любви». Согласитесь, ребята, что это и про наше время тоже. В противовес пошлому миру, как вызов ему, и написал Куприн свой рассказ, свой Гимн о любви «Гранатовый браслет».

Вопрос:

Что Вы  можете сказать о главном герое рассказа Желткове?  Чем он отличается от  всех других героев рассказа?

Предполагаемый ответ:

Это тонкая, одухотворенная натура. Он способен чувствовать красоту:  несмотря  на то, что в его квартире бедность,  мы видим  прекрасный текинский ковер. У него тонкий вкус (об этом свидетельствует его подарок-браслет). Его очень тепло характеризует  хозяйка квартиры: «Это был чудный молодой человек, он мне был как сын». Он разбирается в музыке, умеет глубоко, искренне любить,  скромен, не защищен. Очень трогателен в своей незащищенности, хрупок, без тени гордыни и высокомерия. Его глаза – зеркало души, в них чистота и неиспорченность натуры.

Слово учителя:  

Итак, на первый взгляд все говорит о том, что Куприн пропел Гимн любви через личность  благородного человека, обладателя тонкого душевного  мира. Но что-то настораживает нас в герое, например, само сочетание фамилии и имени героя. Георгий – победитель, боец с тьмой, а Желтков – середина яйца, закрытая  от мира тройным слоем (скорлупой, плёнкой и белком). Так и хочется сделать вывод: из этого  желточка никогда не вылупится  цыпленочек, не превратится в птицу, слишком беспомощен и слаб он. Стало быть,  при всех привлекательных качествах  главного героя, мы увидели недостатки, которые, возможно, и стали причиной его трагедии. Настораживает  и тот факт, что у главного героя, мужчины, нет опоры в жизни. Он прямо пишет об этом в своём письме: «Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей — для меня вся жизнь заключается только в Вас». Скажите,  разве можно всю жизнь, такую богатую, разнообразную,  сосредоточить на одной женщине? А как же быть с предостережением: «Не сотвори себе кумира»?

Вопрос:

А можно ли Желткова назвать абсолютно бескорыстным человеком, соответствует ли его чувство евангельской истине? Почему замужней женщине так настойчиво  посылает он записки, поздравления, открытки, наконец, браслет?

Предполагаемый ответ:

Чтобы помнила, знала, что есть тот, кто  ценит и любит ее больше,  чем муж, больше всех мужчин: «Ты ведь помнишь, помнишь, помнишь?..».

Вопрос:

А какую вторую заповедь и  норму морали он нарушает?

Предполагаемый ответ:

Нарушив одну заповедь, Желтков нарушает и вторую: не прелюбодействуй. Напоминая постоянно о себе, он вторгается в чужую семью, заставляет Веру Николаевну думать о нём. Нельзя смущать и тревожить сердце женщины, если она замужем.

Слово учителя:

Конечно, любовь Желткова выше и благороднее, чем у остальных героев рассказа, в ней – благоговейное отношение к женщине, но  подняться на высоту евангельских  строк  носитель этой любви не смог.  Получается, что его любовь – Божий дар, как сам говорит об этом  герой, не смогла вместиться в тот сосуд, который был для нее избран. Отсюда  – трагедия. В гибели Желткова виновен, в первую очередь, тот жестокий мир, с которым герой столкнулся. Не зря же Куприн  сравнивает своего героя после смерти с великими страдальцами Пушкиным и Наполеоном.  Но всё же настоящая любовь та, которая созидает, приносит плоды. Желтков – созидателем, творцом не стал, он неимущий по Евангелию: «Имущему дается, а  у неимущего отнимется». Нет у него того, что дает любовь: нравственного совершенствования, стойкости, полноты жизни, духовного роста.     Любовь не упрочила его связи с  миром, талант, данный Богом, он «закопал в землю». И люди, окружавшие его, подтолкнули его к гибели.

Вопрос:

Итак, обратимся  к нашему вопросу урока: рассказ А.И. Куприна – Гимн любви или ущербность большого чувства, неспособного реализоваться во всей полноте, вследствие «дыхания пошлости, окружающего мира?»

Предполагаемый ответ: 

Мы убеждены, что Куприн показал нам ущербность большого чувства, неспособного реализоваться во всей полноте, вследствие «дыхания  пошлости окружающего мира». Этот рассказ заставляет  нас задуматься  и о хрупкости внутреннего мира каждого человека, о чутком, бережном отношении друг к другу.

VI. Подведение итогов состязания.

Жюри подводит итоги.

VII.Последний конкурс состязания «Когда строку  диктует чувство…»

Выразительное (художественное) чтение стихотворений заранее подготовленных участниками команд (по два участника от команды).

Примерный список стихотворений для выразительного чтения наизусть:

1.А.С. Пушкин. «Я Вас любил…».

2.В. Маяковский. «Лиличке».

3. А. Блок.  «Ты в поля ушла без возврата».

4. А. И. Куприн.  «Награда».

VIII. Рефлексия.

Слово учителя:

Пока жюри подводит  итоги последнего конкурса, команды составят синквейны по теме урока.

Предполагаемые ответы:

1)

Любовь.

бескорыстная, самоотверженная

долготерпит, милосердствует, не требует своего

Настоящая любовь созидает, приносит плоды.

труд.

2)

Любовь

единственная, безнадёжная

не превозносится, не гордится, не бесчинствует

сильна, как смерть

трагедия

3)

Любовь

истинная, святая

(всё) покрывает, (всему) верит, (всё) переносит

Любовь должна быть трагедией

тайна

IX. Подведение итогов. Награждение команд.

Слово учителя:

В этом конкурсе  нет победителей и побежденных, на своеобразном ринге  присутствовали те, кого обогатил  писатель А.И. Куприн.

Итак, наш урок закончен, и  нам остается  только подвести итоги.

Приложения

Приложение 1.

1-ый предмет: календарь с датой   17-ое сентября.

Предполагаемый ответ команды:

17-е сентября – именины главной героини  Веры, день, когда Церковь чествует святых мучениц Веру, Надежду, Любовь и матерь их Софию. В день своих именин, 17-го сентября, Вера Николаевна Шеина, главная героиня рассказа,  замужняя женщина, получает  в подарок от неизвестного поклонника гранатовый браслет. Этот эпизод, описанный лишь в V главе повести, можно считать завязкой сюжета произведения. Именно к этой дате – 17 сентября – прислал Георгий Желтков свой подарок. Главная героиня не просто отмечает свой день рождения  17 сентября. Она перерождается и возрождается на глазах читателей).

2-ой предмет: георгин.

Предполагаемый ответ команды:

Этот цветок помогает нам понять образ главной героини княгини Веры Николаевны Шеиной.  Это своеобразный символ Веры. Это в её саду на клумбах  пышно цвели своей холодной, высокомерной красотою георгины. Она также красива, как это пышный цветок. «Старшая,  Вера,  пошла  в  мать, красавицу англичанку, своей высокой гибкой фигурой, нежным, но холодным  и гордым  лицом,  прекрасными,  хотя  довольно   большими   руками   и   той очаровательнойпокатостью  плеч,  какую   можно   видеть   на   старинных миниатюрах», – пишет про неё Куприн.

Но холодная английская кровь, аристократическое происхождение, не сделали её соучастливым, сострадательным человеком, любви к ближнему в ней нет. Она хорошая хозяйка, заботливая жена, но всё это для себя, для своего комфорта.

Примеры:

–поморщилась, когда муж паясничал, читая шаржированную историю любви телеграфиста, высмеивал его, но не остановила его.

–её испугал цвет граната, похожего на капли крови, предчувствие кольнуло её, но не заставило работать душу, задуматься о возможной трагической развязке.

–кинула в раздражении фразу, когда  Желтков ее спросил, можно ли  остаться  ему в  городе,  чтобы  хотя  бы изредка  ее  видеть: «Ах, если  бы  вы  знали,  как  мне надоела вся эта история. Пожалуйста, прекратите ее как  можно  скорее».

 Георгин, по словам А.П. Чехова,– холодный цветок. «У этого цветка, – писал Чехов, – наружность аристократическая, баронская, но содержания никакого. Так и хочется сбить тростью его надменную, но скучную головку». Трех отечественных классиков почитал Куприн своими кумирами – Пушкина, Толстого и Чехова. С Чеховым он дружески общался в Одессе и в Ялте, переписывался. И, конечно, Куприн знал это высказывание А.П. Чехова, когда «поселил» в саду княгини Веры георгины. Княгиня Вера была уверена, что её брак с Василием Львовичем – это венец творения.

 3-ий предмет: грушевидные  серьги из жемчужин.

Предполагаемый ответ:

Это подарок мужа нашей героини. Пылкие чувства Василия Львовича  давно прошли, но он с уважением относится к своей жене и «вложил» в свой подарок   некоторое количество «презренного металла». Читатель понимает, что семейная жизнь Шеиных   скучна и обыденна: увядшие супружеские чувства, всепоглощающая повседневная суета (в день именин Веры муж уехал "по спешным делам в город").В конце романа он оказался намного глубже своей жены: он испугался за последствия, когда увидел Желткова, он оказался способен понять его глубокие истинные чувства.«Он любил тебя,  – скажет он Вере, – а вовсе не был сумасшедшим. Я не сводил с него глаз и видел каждое его движение, каждое изменение его лица. И для него не существовало жизни без тебя. Мне казалось, что я присутствую при громадном страдании, от которого люди умирают, и даже почти понял, что передо мною мертвый человек. Понимаешь, Вера, я не знал, как себя держать, что мне делать…». Он не испытал ни капли ревности, оказался способен на жалость и сочувствие.

4-ый предмет: альбом с рисунками и историями.

Предполагаемый ответ:

Альбом характеризует Василия Львовича. Он паясничал и пошло шутил, был неблагороден, высмеивая любовь телеграфиста. А ведь он аристократ, русский дворянин, интеллигентный человек. Это говорит и о его не совсем внимательном отношении к жене, он не понял, что это ей неприятно:

« – Самый последний выпуск. Свежая новость книжного рынка.

Вера тихо дотронулась до его плеча.

– Лучше не нужно, – сказала она.

Но Василий Львович или не расслышал ее слов, или не придал им настоящего значения».

Этот диалог  говорит об отсутствии той душевной близости между мужем и женой, когда любящие люди с полуслова понимают и чувствуют друг друга.

5-ый предмет: телеграфные пуговицы и флакон со слезами.

Предполагаемый ответ:

 Эти предметы из рассказа Василия Львовича о телеграфисте.  Василий Львович  вышучивает еще незнакомого ему Желткова, показывая гостям альбом с «историей любви» телеграфиста к княгине. Но окончание истории пророческое: «Наконец он умирает, но перед смертью завещает передать Вере две телеграфные пуговицы и флакон от духов, наполненный его слезами».  В сниженно-пародийном виде здесь предвещается трагедия героя.

6-ый предмет: записная книжка-молитвенник.

Предполагаемый ответ:

Этот подарок характеризует Анну, сестру Веры. Анна, как и её сестра, неравнодушна к  прекрасному,   поэтому ее подарок изящен и оригинален. Но не только говорит об этом её подарок.  Молитвенник – это одна из богослужебных книг. Молитвами, собранными в нём, молились почти 300 лет, а она делает из него дамскую записную книжку для рецептов и пустяков. Этот подарок характеризует не только Анну, но и  всю семью наших героев. В ней нет крепких устоев, всё, к сожалению, внешнее, поверхностное, без корней. Это подтверждает и поступок Анны, когда она приняла тайно католичество: т.е. свою родную веру променяла на чуждую  ради эпатажа, который в ней присутствует:она охотно предавалась самому рискованному  флирту, была  расточительна, страшно любила азартные игры, танцы, сильные впечатления, острые  зрелища, посещала за границей сомнительные кафе. Анна вышла замуж за гнилозубого старика (финансовый кошелек),  мужа она не любит, равнодушна к своим детям, жизнь её тратится на развлечения. Эти черты Анны мы наблюдаем   во всех героях-аристократах – им присущи душевная чёрствость и  пустота, духовная ограниченность. Так, муж Анны, очень богатый и глупый человек, который ровно ничего не делал, но числился при каком-то благотворительном учреждении и имел звание камер-юнкера. Их гости, друзья также пусты и ограниченны. Вице-губернатор выглядит глуповатым человеком. Гусар Бахтинский не может понять, о чём  говорит Анна:

« – Но самое, самое мое больное место — это наш приют. Понимаете, приют для порочных детей…

– О, вполне понимаю. Это, должно быть, что-нибудь очень смешное?»

Мы убеждаемся, что дворянство– мир пошлый, ограниченный, узкий.

 7-ой предмет: трость-посох.

Предполагаемый ответ:

Посох принадлежит Якову Михайловичу Аносову, боевому товарищу отца Веры и Анны, другу их семьи. Посох   олицетворяет мужскую силу, мудрость, достоинство. По-настоящему   серьёзный разговор о любви возникает в повести с подачи генерала Аносова. Его образ выписан подробно и с очевидной симпатией   автора. Это образ великомученика, почти  святого русского солдата.

Непоказное мужество генерала, его  благородство и честность заставляют читателя проникнуться искренней   симпатией к герою и доверием к его словам. Потому прозвучавшее в устах   Аносова определение настоящей любви воспринимается как истина. Именно ему представлена задача заставить Веру Николаевну отнестись к любви таинственного Г. С. Ж. более серьезно. Своими размышлениями о любви генерал способствует тому, чтобы его внучка могла с разных сторон посмотреть на свою собственную жизнь с Василием Львовичем. Ему принадлежат пророческие слова: «...может быть, твой жизненный путь, Верочка, пересекла именно такая любовь, о которой грезят женщины и на которую больше неспособны мужчины». Генерал Аносов символизирует мудрое старшее поколение. Автором ему доверено сделать очень важный, имеющий огромное значение в этом рассказе вывод: в природе истинная, святая любовь крайне редка и доступна только немногим и достойным её людям. За всю жизнь Аносов не встретил ни одного подобного примера, но он продолжает верить в возвышенную любовь и передает свою уверенность Вере Николаевне.

8-ой предмет: гранатовый браслет.

Предполагаемый ответ:

Георгий Желтков подарил самое дорогое из того, что у него было: вещь, которая связана с его покойной матушкой, прабабкой, фамильную драгоценность, семейную реликвию. Это говорит о силе его любви.

 9-ой предмет: письмо-восьмиугольник.

Предполагаемый ответ:

Открывая футляр с гранатовым браслетом, княгиня обнаруживает «бережно сложенную красивым восьмиугольником записку». Образу Желткова сопутствуют два знаковых в христианстве числа: 7 и 8.Это мы видим из фраз в тексте рассказа: «около семи часов покончил жизнь самоубийством», «в семь часов он всегда пил чай», он напоминает княгине о его «дерзости семь лет назад», «семь лет безнадежной и вежливой любви», «вы преследуете княгиню Веру Николаевну уже около семи-восьми лет», «восемь лет тому назад я увидел Вас», «восемь лет я держала его на квартире». Это число восемь – число возобновления, восстановления, счастья, это символ бесконечности. Автор хочет нам сказать, что он считает счастьем всё, что связано с любимой женщиной.

10-ый предмет: записка, носовой платок, программка художественной выставки.

Предполагаемый ответ:

«Я вот сейчас затопил печку и сжигаю все самое дорогое, что было у меня в жизни: ваш платок, который, я признаюсь, украл. Вы его забыли на стуле на балу в Благородном собрании. Вашу записку, – о, как я ее целовал, – ею Вы запретили мне писать Вам. Программу художественной выставки, которую Вы однажды держали в руке и потом забыли на стуле при выходе…». Эти предметы дополняют образ Желткова.

11-ый предмет: газета с сообщением о смерти Желткова.

Предполагаемый ответ:

Случайно узнав из газеты о смерти Желткова, княгиня решается впервые увидеть его, чтоб попрощаться с ним.

12-ый предмет: красная роза (розовое масло, лепестки роз, две розы в петличке у генерала Аносова – розовая и карминная).

Предполагаемый ответ:

Эти предметы, связанные с цветком розы, появляются в рассказе каждый раз, когда речь идёт о настоящей, чистой, бескорыстной, не требующей наград  любви. Специально взятая из сада красная роза – первый и последний подарок неразделенной любви покойному –  говорит о большой, по-настоящему доброй и благородной душе, что была достойна такого высокого чувства. Символично, что Желтков надеялся на это понимание, на этот ответ души!

( «Если придет и захочет меня увидеть дама, скажите ей, что у Бетховена самое лучшее произведение…») Значит, он верил в нее и не ошибся. Недаром же звенело в его душе вечное и светлое, как неугасимая лампада: «Да святится имя Твое!».

  Приложение 2.

Сцена 1. Встреча сестер.

Анна:

— Боже мой, как у вас здесь хорошо! Как хорошо! Если можно, посидим немного на скамеечке над обрывом. Я так давно не видела моря. И какой чудный воздух: дышишь — и сердце веселится. В Крыму, в Мисхоре, прошлым летом я сделала изумительное открытие. Знаешь, чем пахнет морская вода во время прибоя? Представь себе — резедой.

Вера:

— Ты фантазерка.

Анна:

— Нет, нет. Я помню также раз, надо мной все смеялись, когда я сказала, что в лунном свете есть какой-то розовый оттенок. А на днях художник Борицкий — вот тот, что пишет мой портрет, — согласился, что я была права и что художники об этом давно знают.

Вера:

— Художник — твое новое увлечение?

Анна:

— Ты всегда придумаешь! У, как высоко! —Когда я гляжу с такой высоты, у меня всегда как-то сладко и противно щекочет в груди… И все-таки тянет, тянет…

Вера:

— Анна, дорогая моя, ради бога! У меня у самой голова кружится, когда ты так делаешь. Прошу тебя, сядь.

Анна:

— Ну хорошо, хорошо, села… Но ты только посмотри, какая красота, какая радость — просто глаз не насытится. Если бы ты знала, как я благодарна богу за все чудеса, которые он для нас сделал!

Вера:

— Я тебя понимаю, но у меня как-то не так, как у тебя. Когда я в первый раз вижу море после большого времени, оно меня и волнует, и радует, и поражает. Как будто я в первый раз вижу огромное, торжественное чудо. Но потом, когда привыкну к нему, оно начинает меня давить своей плоской пустотой… Я скучаю, глядя на него, и уж стараюсь больше не смотреть. Надоедает.

Я думаю, что нам, северянам, никогда не понять прелести моря. Я люблю лес. Помнишь лес у нас в Егоровском?.. Разве может он когда-нибудь прискучить? Сосны!.. А какие мхи!.. А мухоморы! Точно из красного атласа и вышиты белым бисером. Тишина такая… прохлада.

Анна:

— Мне все равно, я все люблю, — ответила Анна. — А больше всего я люблю мою сестренку, мою благоразумную Верочку. Нас ведь только двое на свете.

— Нет, какая же я глупая! Мы с тобою, точно в романе, сидим и разговариваем о природе, а я совсем забыла про мой подарок. Вот посмотри. Я боюсь только, понравится ли?

Вера:

— Какая прекрасная вещь! Прелесть! — сказала Вера и поцеловала сестру. — Благодарю тебя. Где ты достала такое сокровище?

Анна:

— В одной антикварной лавочке. Ты ведь знаешь мою слабость рыться в старинном хламе. Вот я и набрела на этот молитвенник. Посмотри, видишь, как здесь орнамент делает фигуру креста. Правда, я нашла только один переплет, остальное все пришлось придумывать — листочки, застежки, карандаш. Но Моллине совсем не хотел меня понять, как я ему ни толковала. Застежки должны были быть в таком же стиле, как и весь узор, матовые, старого золота, тонкой резьбы, а он бог знает что сделал. Зато цепочка настоящая венецианская, очень древняя.

Вера:

— Какая глубокая старина!.. Сколько может быть этой книжке?

Анна:

— Я боюсь определить точно. Приблизительно конец семнадцатого века, середина восемнадцатого…

Вера:

— Как странно, Вот я держу в своих руках вещь, которой, может быть, касались руки маркизы Помпадур или самой королевы Антуанетты… Но знаешь, Анна, это только тебе могла прийти в голову шальная мысль переделать молитвенник в дамский carnet. Однако все-таки пойдем посмотрим, что там у нас делается.

 

Сцена 2. Письмо таинственного поклонника.

Княгиня Вера:

— Что такое, Даша? Что у вас за глупый вид? И что такое вы вертите в руках?

Даша:

— Я, ей-богу, не виновата, ваше сиятельство, Он пришел и сказал…

Княгиня Вера:

— Кто такой — он?

Даша:

— Красная шапка, ваше сиятельство… посыльный…

Княгиня Вера:

— И что же?

Даша:

— Пришел на кухню и положил вот это на стол. «Передайте, говорит, вашей барыне. Но только, говорит, в ихние собственные руки». Я спрашиваю: от кого? А он говорит: «Здесь все обозначено». И с теми словами убежал.

Княгиня Вера:

— Подите и догоните его.

Даша:

— Никак не догонишь, ваше сиятельство. Он приходил в середине обеда, я только вас не решалась обеспокоить, ваше сиятельство. Полчаса времени будет.

Княгиня Вера:

 — Точно кровь!

Георгий Желтков:

— «Ваше Сиятельство, Глубокоуважаемая Княгиня Вера Николаевна!

Почтительно поздравляя Вас с светлым и радостным днем Вашего Ангела, я осмеливаюсь препроводить Вам мое скромное верноподданническое подношение».

Княгиня Вера:

— Г.С.Ж…   Ах, это — тот!

Георгий Желтков:

— Я бы никогда не позволил себе преподнести Вам что-либо, выбранное мною лично: для этого у меня нет ни права, ни тонкого вкуса и — признаюсь — ни денег. Впрочем, полагаю, что и на всем свете не найдется сокровища, достойного украсить Вас.

Но этот браслет принадлежал еще моей прабабке, а последняя, по времени, его носила моя покойная матушка. Посередине, между большими камнями, Вы увидите один зеленый. Это весьма редкий сорт граната — зеленый гранат. По старинному преданию, сохранившемуся в нашей семье, он имеет свойство сообщать дар предвидения носящим его женщинам и отгоняет от них тяжелые мысли, мужчин же охраняет от насильственной смерти.

Все камни с точностью перенесены сюда со старого серебряного браслета, и Вы можете быть уверены, что до Вас никто еще этого браслета не надевал.

Вы можете сейчас же выбросить эту смешную игрушку или подарить ее кому-нибудь, но я буду счастлив и тем, что к ней прикасались Ваши руки.

Умоляю Вас не гневаться на меня. Я краснею при воспоминании о моей дерзости семь лет тому назад, когда Вам, барышне, я осмеливался писать глупые и дикие письма и даже ожидать ответа на них. Теперь во мне осталось только благоговение, вечное преклонение и рабская преданность. Я умею теперь только желать ежеминутно Вам счастья и радоваться, если Вы счастливы. Я мысленно кланяюсь до земли мебели, на которой Вы сидите, паркету, по которому Вы ходите, деревьям, которые Вы мимоходом трогаете, прислуге, с которой Вы говорите. У меня нет даже зависти ни к людям, ни к вещам.

Еще раз прошу прощения, что обеспокоил Вас длинным, ненужным письмом.

Ваш до смерти и после смерти покорный слуга.

Княгиня Вера:

—Показать Васе или не показать? И если показать — то когда? Сейчас или после гостей? Нет, уж лучше после — теперь не только этот несчастный будет смешон, но и я вместе с ним.

 

Сцена 3. Княгиня Вера и влюбленный телеграфист.

 

Князь Василий Львович:

— А вот новая повесть: «Княгиня Вера и влюбленный телеграфист».

— Эта трогательная поэма только лишь иллюстрирована пером и цветными карандашами. Текст еще изготовляется.

Генерал Аносов:

— Это что-то новое, я еще этого не видал.

Князь Василий Львович:

— Самый последний выпуск. Свежая новость книжного рынка.

Вера:

— Лучше не нужно.

Василий Львович:

— Начало относится к временам доисторическим. В один прекрасный майский день одна девица, по имени Вера, получает по почте письмо с целующимися голубками на заголовке. Вот письмо, а вот и голуби.

Письмо содержит в себе пылкое признание в любви, написанное вопреки всем правилам орфографии.   В конце скромная стояла   подпись: «По роду оружия я бедный телеграфист, но чувства мои достойны милорда Георга. Не смею открывать моей полной фамилии — она слишком неприлична. Подписываюсь только начальными буквами: П. П. Ж. Здесь вы, господа, можете видеть и портрет самого телеграфиста, очень удачно исполненный цветными карандашами. Сердце Веры пронзено (вот сердце, вот стрела). Вася Шеин, рыдая, возвращает Вере обручальное кольцо. «Я не смею мешать твоему счастию, — говорит он, — но, умоляю, не делай сразу решительного шага. Подумай, поразмысли, проверь и себя и его. Дитя, ты не знаешь жизни и летишь, как мотылек на блестящий огонь. А я, — увы! — я знаю хладный и лицемерный свет. Знай, что телеграфисты увлекательны, но коварны. Для них доставляет неизъяснимое наслаждение обмануть своей гордой красотой и фальшивыми чувствами неопытную жертву и жестоко насмеяться над ней».

Проходит полгода. В вихре жизненного вальса Вера позабывает своего поклонника и выходит замуж за красивого Васю, но телеграфист не забывает ее.

Вот он переодевается трубочистом и, вымазавшись сажей, проникает в будуар княгини Веры. Следы пяти пальцев и двух губ остались, как видите, повсюду: на коврах, на подушках, на обоях и даже на паркете.

Вот он в одежде деревенской бабы поступает на нашу кухню простой судомойкой. Однако излишняя благосклонность повара Луки заставляет его обратиться в бегство.

Вот он в сумасшедшем доме. А вот постригся в монахи. Но каждый день неуклонно посылает он Вере страстные письма. И там, где падают на бумагу его слезы, там чернила расплываются кляксами.

Наконец он умирает, но перед смертью завещает передать Вере две телеграфные пуговицы и флакон от духов — наполненный его слезами…

Вера:

— Господа, кто хочет чаю?

 

Сцена 4.  Разговор Веры с   генералом Аносовым о любви.

Генерал Аносов:

— Смешная эта Людмила Львовна! Сколько раз я в жизни наблюдал: как только стукнет даме под пятьдесят, а в особенности если она вдова или старая девка, то так и тянет ее около чужой любви покрутиться. Либо шпионит и сплетничает, либо лезет устраивать чужое счастье…

А я хочу сказать, что люди в наше время разучились любить. Не вижу настоящей любви. Да и в мое время не видел!

Вера:

— Ну как же это так, дедушка? Зачем клеветать? Вы ведь сами были женаты. Значит, все-таки любили?

Аносов:

— Ровно ничего не значит, дорогая Верочка. Знаешь, как женился? Вижу, сидит около меня свежая девчонка. Опустит ресницы, длинные-длинные такие, и вся вдруг вспыхнет.

 За чаем ножка тебя под столом как будто нечаянно тронет…

Ну и готово. «Дорогой Никита Антоныч, я пришел к вам просить руки вашей дочери. Поверьте, что это святое существо…»

И вот через три месяца святое сокровище ходит в затрепанном халате, туфли на босу ногу, волосенки жиденькие, нечесаные, в папильотках, с молодыми офицерами ломается, сюсюкает, взвизгивает, закатывает глаза. Мотовка, актриса, неряха, жадная. И глаза всегда лживые-лживые…

Теперь все прошло, улеглось, утряслось. Я даже этому актеришке в душе благодарен… Слава богу, что детей не было…

Вера:

— Вы простили им, дедушка?

Аносов:

— Простил — это не то слово, Верочка. Первое время был как бешеный. Если бы тогда увидел их, конечно, убил бы обоих. А потом понемногу отошло и отошло, и ничего не осталось, кроме презрения. И хорошо. Избавил бог от лишнего пролития крови. И кроме того, избежал я общей участи большинства мужей. Что бы я был такое, если бы не этот мерзкий случай? Вьючный верблюд, дойная корова, какая-то домашняя необходимая вещь… Нет! Все к лучшему, Верочка.

Вера:

— Нет, нет, дедушка, в вас все-таки, простите меня, говорит прежняя обида… А вы свой несчастный опыт переносите на все человечество. Возьмите хоть нас с Васей. Разве можно назвать наш брак несчастливым?

Аносов:

— Ну, хорошо… скажем — исключение… Но вот в большинстве-то случаев почему люди женятся? Возьмем женщину. Стыдно оставаться в девушках, особенно когда подруги уже повыходили замуж. Тяжело быть лишним ртом в семье. Желание быть хозяйкой, главною в доме, дамой, самостоятельной…

 А у мужчины другие мотивы. Во-первых, усталость от холостой жизни, от беспорядка в комнатах, от трактирных обедов, от долгов, от бесцеремонных товарищей, и прочее и прочее. Кроме того, бывают иногда и мысли о приданом.

А где же любовь-то? Любовь бескорыстная, самоотверженная, не ждущая награды? Та, про которую сказано — «сильна, как смерть»? Понимаешь, такая любовь, для которой совершить любой подвиг, отдать жизнь, пойти на мучение — вовсе не труд, а одна радость.

Вера:

— Ну, дедушка…

Аносов:

— Постой, постой, Вера, ты мне сейчас опять хочешь про твоего Васю? Право же, я его люблю. Он хороший парень. Почем знать, может быть, будущее и покажет его любовь в свете большой красоты. Но ты пойми, о какой любви я говорю. Любовь должна быть трагедией. Величайшей тайной в мире! Никакие жизненные удобства, расчеты и компромиссы не должны ее касаться.

 

Сцена 5.

Николай Николаевич стучит

Желтков:

— Войдите.

Н.Н.:

— Если не ошибаюсь, господин Желт-ков? 

Желтков:

— Желтков. Очень приятно. Позвольте представиться.

Н.Н.:

— Я тебе говорил, что мы не ошиблись.

Желков:

— Прошу покорно. Садитесь.

Князь Шеин:

— Благодарю вас.

Н.Н.:

— Merci.  Мы к вам всего только на несколько минут. Это — князь Василий Львович Шеин, губернский предводитель дворянства. Моя фамилия — Мирза-Булат-Тугановский. Я — товарищ прокурора. Дело, о котором мы будем иметь честь говорить с вами, одинаково касается и князя и меня, или, вернее, супруги князя, а моей сестры.

Желтков:

— Я к вашим услугам, ваше сиятельство.

Н.Н.:

— Во-первых, позвольте возвратить вам вашу вещь. Она, конечно, делает честь вашему вкусу, но мы очень просили бы вас, чтобы такие сюрпризы больше не повторялись.

Желтков:

— Простите… Я сам знаю, что очень виноват. Может быть, позволите стаканчик чаю?

Н.Н.:

— Видите ли, господин Желтков. Я очень рад, что нашел в вас порядочного человека, джентльмена, способного понимать с полуслова. И я думаю, что мы договоримся сразу. Ведь, если я не ошибаюсь, вы преследуете княгиню Веру Николаевну уже около семи-восьми лет?

Желтков:

— Да.

Н.Н.:

— И мы до сих пор не принимали против вас никаких мер, хотя — согласитесь — это не только можно было бы, а даже и нужно было сделать. Не правда ли?

Желтков:

— Да.

Н.Н.:

— Да. Но последним вашим поступком, именно присылкой этого вот самого гранатового браслета, вы переступили те границы, где кончается наше терпение. Понимаете? — кончается. Я от вас не скрою, что первой нашей мыслью было — обратиться к помощи власти, но мы не сделали этого, и я очень рад, что не сделали, потому что — повторяю — я сразу угадал в вас благородного человека.

Желтков:

— Простите. Как вы сказали? Вы хотели обратиться к власти?.. Именно так вы сказали?

Вы меня извините, князь, что я сижу? Ну-с, дальше?

Н.Н.:

— Видите ли, милый мой, эта мера от вас никогда не уйдет. Врываться в чужое семейство…

Желтков:

— Виноват, я вас перебью…

Н.Н.:

— Нет, виноват, теперь уж я вас перебью…

Желтков:

— Как вам угодно. Говорите. Я слушаю. Но у меня есть несколько слов для князя Василия Львовича.

 Сейчас настала самая тяжелая минута в моей жизни. И я должен, князь, говорить с вами вне всяких условностей… Вы меня выслушаете?

Шеин:

— Слушаю. Ах, Коля, да помолчи ты. Говорите.

Желтков:

— Трудно выговорить такую… фразу… что я люблю вашу жену. Но семь лет безнадежной и вежливой любви дают мне право на это.

Я знаю, что не в силах разлюбить ее никогда… Скажите, князь… предположим, что вам это неприятно… скажите, — что бы вы сделали для того, чтоб оборвать это чувство? Выслать меня в другой город, как сказал Николай Николаевич? Все равно и там так же я буду любить Веру Николаевну, как здесь. Заключить меня в тюрьму? Но и там я найду способ дать ей знать о моем существовании. Остается только одно — смерть… Вы хотите, я приму ее в какой угодно форме.

 

Сцена 6.  «Письмо Желкова после смерти»

Вера (про себя, вспоминая слова Аносова):

— Почем знать, может быть, твой жизненный путь пересекла настоящая, самоотверженная, истинная любовь.

Желтков:

— Я не виноват, Вера Николаевна, что богу было угодно послать, мне, как громадное счастье, любовь к Вам. Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущем счастье людей — для меня вся жизнь заключается только в Вас. Я теперь чувствую, что каким-то неудобным клином врезался в Вашу жизнь. Если можете, простите меня за это. Сегодня я уезжаю и никогда не вернусь, и ничто Вам обо мне не напомнит.

Я бесконечно благодарен Вам только за то, что Вы существуете. Я проверял себя — это не болезнь, не маниакальная идея — это любовь, которою богу было угодно за что-то меня вознаградить.

Пусть я был смешон в Ваших глазах и в глазах Вашего брата, Николая Николаевича. Уходя, я в восторге говорю: „Да святится имя Твое“.

Восемь лет тому назад я увидел Вас в цирке в ложе, и тогда же в первую секунду я сказал себе: я ее люблю потому, что на свете нет ничего похожего на нее, нет ничего лучше, нет ни зверя, ни растения, ни звезды, ни человека прекраснее Вас и нежнее. В Вас как будто бы воплотилась вся красота земли…

Подумайте, что мне нужно было делать? Убежать в другой город? Все равно сердце было всегда около Вас, у Ваших ног, каждое мгновение дня заполнено Вами, мыслью о Вас, мечтами о Вас…

Через десять минут я уеду, я успею только наклеить марку и опустить письмо в почтовый ящик, чтобы не поручать этого никому другому. Вы это письмо сожгите.

Я вот сейчас затопил печку и сжигаю все самое дорогое, что было у меня в жизни: ваш платок, который, я признаюсь, украл. Вы его забыли на стуле на балу в Благородном собрании. Вашу записку, — о, как я ее целовал, — ею Вы запретили мне писать Вам. Программу художественной выставки, которую Вы однажды держали в руке и потом забыли на стуле при выходе… Кончено. Я все отрезал, но все-таки думаю и даже уверен, что Вы обо мне вспомните. Если Вы обо мне вспомните, то… я знаю, что Вы очень музыкальны, я Вас видел чаще всего на бетховенских квартетах, — так вот, если Вы обо мне вспомните, то сыграйте или прикажите сыграть сонату № 2 Бетховена.

От глубины души благодарю Вас за то, что Вы были моей единственной радостью в жизни, единственным утешением, единой мыслью. Дай бог Вам счастья, и пусть ничто временное и житейское не тревожит Вашу прекрасную душу. Целую Ваши руки.

Вера (глядя в письмо):

Г. С. Ж.